Ооо лайт договор займа

Cущественные условия договора займа

Нельзя дать взаймы, погашая чужую задолженность по налогам
Суть спора заключается в том, что займодавец не согласился с тем, что суд признал договор займа незаключенным и отказал ему в удовлетворении требования о взыскании долга по договору. Суд федерального округа согласился с решением суда, пояснив следующее.
Договор займа является реальной сделкой и считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. Поскольку фактическая передача денег не произошла, так как заявитель в счет передачи денежных средств взаймы осуществил погашение задолженности заемщика по налогам, следовательно, договор нельзя признать заключенным. Более того, в соответствии со ст. 45 НК РФ налогоплательщик должен исполнять обязанности по уплате налогов самостоятельно (т. е. от своего имени и за счет своих собственных средств). В связи с этим жалоба удовлетворению не подлежит.
(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 21 февраля 2006 г. N Ф08-349/06)

Можно ли бездокументарные ценные бумаги передать по договору займа?
Суть спора заключается в том, могут ли именные бездокументарные ценные бумаги (акции) являться предметом договора займа. Суд апелляционной инстанции, признавая такой договор ничтожной сделкой, сослался на его несоответствие требованиям ст. 807 ГК РФ, посчитав, что именные бездокументарные ценные бумаги не могут быть предметом договора займа, поскольку являются индивидуально-определенной вещью, имеющей определенные признаки, отличающие ее от вещей того же рода. Между тем суд федерального округа не поддержал такой вывод, отметив, что подобные сделки при определенных условиях законом допускаются. В частности, согласно п. 4 ст. 3 Федерального закона «О рынке ценных бумаг» брокер вправе предоставлять клиенту в заем денежные средства и/или ценные бумаги для совершения сделок купли-продажи ценных бумаг при условии предоставления клиентом обеспечения. Сделки, совершаемые с использованием денежных средств и/или ценных бумаг, переданных брокером в заем, именуются маржинальными сделками. В связи с этим суд, давая правовую оценку договору займа, должен был выяснить действительную волю, имевшуюся у сторон при его заключении, и с учетом установленного применить к сделке, которую стороны действительно имели в виду, относящиеся к ней правила. Дело передано на новое рассмотрение.
(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2006 г. N КГ-А40/6397-06)

Заем денежных средств посредством передачи векселя — ничтожная сделка?
Организация обратилась в суд с требованием о взыскании задолженности по договорам займа.
Судебные инстанции отказали в удовлетворении требования по одному из договоров ввиду его ничтожности. Суды исходили из того, что предметом займа по указанному договору является вексель, то есть индивидуально определенная вещь — ценная бумага, что противоречит ст. 807 ГК РФ.
Между тем, федеральный арбитражный суд округа отменил состоявшиеся судебные акты по делу, указав следующее.
Согласно положениям ГК РФ, по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.
В рассматриваемом случае по договору займа заимодавец обязался предать в собственность заемщика денежные средства, а заемщик обязался в сроки и в соответствии с условиями договора вернуть заимодавцу указанные средства. Условиями данного договора также предусмотрена обязанность заимодавца по передаче заемщику денежных средств путем передачи векселей. Исходя из наличия противоречий, содержащихся в договоре, относительно его предмета, суду необходимо было дать ему оценку путем толкования его условий по правилам ст. 431 ГК РФ и установить действительную волю сторон при его заключении в части предмета договора, его правовой природы с учетом права сторон на заключение договора, как предусмотренного, так и не предусмотренного законом. Поскольку судами не исследовался вопрос о действительной воле сторон при заключении договора, дело направлено на новое рассмотрение.
(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 2 октября 2007 г. N Ф03-А16/04-1/2889)

Заем придется вернуть, даже если при его перечислении он был обозначен как «финансовая помощь»
Компания обратилась в суд, потребовав взыскать с организации долг по договору беспроцентного займа.
В доказательство предоставления займа компания представила платежные поручения.
Одна из судебных инстанций сочла требование необоснованным, поскольку в этих платежных поручениях в графе «Назначение платежа» в качестве основания перечисления денежных средств указывалось «финансовая помощь». Ссылок на договор займа в поручениях не было.
Президиум ВАС РФ не согласился с этой позицией суда и разъяснил следующее.
Иные основания перечисления средств, указанные в платежных поручениях, не освобождают ответчика от их возврата истцу. При рассмотрении спора ответчик не отрицал факта получения от истца денежных средств. Между тем доказательств как их возврата, так и совершения этими же лицами иных (кроме договора займа) сделок, он не представил.
По смыслу норм гражданского законодательства обязательственные правоотношения между коммерческими организациями основываются на принципах возмездности и эквивалентности обмениваемых материальных объектов, недопустимости неосновательного обогащения. Исходя ГК РФ, договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.
С учетом этого неточное указание истцом в платежных документах назначения платежа (финансовая помощь) не освобождает ответчика от обязанности возвратить полученные им денежные средства.
(Источник: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 19 января 2010 г. N 13966/09)

Может ли золото в слитках быть предметом договора займа?
Между банком и налоговым органом возник спор. По мнению налогового органа, заключенные банком договоры займа притворны, поскольку фактически банк реализовывал золото в слитках с условием о рассрочке платежа. Банк же настаивал, что золото в слитках являлось предметом договоров займа.
Суды признали позицию налогового органа необоснованной. Были приведены следующие аргументы.
Во-первых, в соответствии с законодательством банки вправе предоставлять займы в драгоценных металлах путем поставки драгоценных металлов клиенту-заемщику в физической форме или на обезличенные металлические счета в обмен на обязательство поставки драгоценных металлов по истечении установленным договором срока. Таким образом, деятельность банка не противоречила правовым актам.
Во-вторых, договора исполнены. Факт реального исполнения сделок займа сторонами исключает их квалификацию как притворных: при совершении притворной сделки у сторон отсутствуют намерения сторон по ее исполнению, действия сторон направлены на создание правовых последствий прикрываемой сделки.
В-третьих, нельзя признать притворным договор займа, в котором сказано, что задолженность погашается исключительно драгоценным металлом. Согласно ст. 807 ГК РФ заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Из данной нормы не следует, что заемщик вправе выбирать возможность возврата займа в драгоценном металле или денежными средствами.
(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 25 мая 2010 г. N КА-А40/4967-10)

Предметом договора займа может быть иностранная валюта и валютные ценности
Исходя из ст. 807 ГК РФ, согласно которой по договору займа займодавец передает в собственность заемщику деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества, суд пришел к следующему выводу. Иностранная валюта и валютные ценности могут быть предметом договора займа на территории Российской Федерации с соблюдением норм ГК РФ о валюте денежных обязательств и валютного законодательства.
(Источник: Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10 ноября 2011 г. N Ф04-5950/11 по делу N А70-1438/2011)

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24 октября 2014 г. N Ф09-7381/14 по делу N А60-44270/2013 (ключевые темы: сроки исковой давности — договор займа — банкротство — требования кредиторов — должник)

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 24 октября 2014 г. N Ф09-7381/14 по делу N А60-44270/2013

24 октября 2014 г.

Дело N А60-44270/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 23 октября 2014 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 24 октября 2014 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Оденцовой Ю.А.,

судей Крашенинникова Д.С., Краснобаевой И.А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Сервисный центр металлопроката «Макси» (далее — общество «СЦМ «Макси») на постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2014 по делу N А60-44270/2013 Арбитражного суда Свердловской области.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие:

представитель общества «СЦМ «Макси» — Болобонова М.О. (доверенность от 18.03.2014);

представитель общества с ограниченной ответственностью «Лайт Хаус» (ИНН 4003027022, ОГРН 1074025004712; далее — общество «Лайт Хаус», должник) — Федин К.А. (доверенность от 25.07.2014);

представитель открытого акционерного общества «Металлургический холдинг» (далее — общество «Метхолдинг») — Тейхриб И.А. (доверенность от 13.02.2014 N 35);

представитель общества с ограниченной ответственностью «БизнесАктивИнвест» — Горская Е.В. (доверенность от 11.03.2014).

Представители других лиц, участвующих в деле, уведомленных о времени и месте судебного разбирательства посредством почтовых отправлений, а также размещения информации на официальном сайте Арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 10.02.2014 в отношении общества «Лайт Хаус» введена процедура наблюдение, временным управляющим утверждена Тимчишина Ольга Евгеньевна.

Общество «СЦМ «Макси» в лице конкурсного управляющего Рынденко Дмитрия Евгеньевича обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника задолженности в размере 6 939 829 руб. 59 коп. основного долга по договору процентного займа от 04.09.2008 N 0409 на основании положений ст. 808 , 810 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Определением суда от 28.05.2014 (судья Пенькин Д.Е.) требование общества «СЦМ «Макси» в сумме 6 939 829 руб. 59 коп. включено в реестр требований кредиторов должника в составе в третьей очереди.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2014 (судьи Романов В.А., Мармазова С.И., Мартемьянов В.И.) определение суда от 28.05.2014 отменено, во включении в реестр требований кредиторов должника требования общества «СЦМ «Макси» отказано.

В кассационной жалобе общество «СЦМ «Макси» просит постановление от 19.08.2014 отменить, определение от 28.05.2014 оставить в силе, ссылаясь на несоответствие выводов суда апелляционной инстанции фактическим обстоятельствам дела и на неправильное применение норм материального права — ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации без учёта правовой позиции, содержащейся в п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее — постановление N 62). Заявитель полагает, что вывод суда апелляционной инстанции о пропуске срока исковой давности является ошибочным, так как срок исковой давности в данном случае следует исчислять с 11.12.2012, поскольку до указанной даты конкурсный управляющий общества «СЦМ «Макси» не располагал экземпляром договора займа от 04.09.2008 N 0409, в связи с чем он не знал и не мог знать о нарушении прав общества «СЦМ «Макси», при этом, ни должник, ни бывший руководитель общества «СЦМ «Макси» указанный договор конкурсному управляющему общества «СЦМ «Макси» не передали. По мнению заявителя, в действиях должника имеются признаки злоупотребления правом, так как должник уклонился от передачи заявителю договора займа от 04.09.2008 N 0409, хотя и признал наличие у него спорной задолженности, в связи с чем суд должен был отказать должнику в применении заявления о пропуске срока исковой давности. Заявитель считает, что поскольку действия конкурсного управляющего общества «СЦМ «Макси» Ибрагимовой Л.Х. признаны судом незаконными недобросовестными, срок исковой давности по настоящему требованию, в соответствии с п.10 постановления N 62, должен исчисляться с момента утверждения добросовестного конкурсного управляющего общества «СЦМ «Макси» Рынденко Д.Е. Общество «СЦМ «Макси» также считает необоснованным вывод суда апелляционной инстанции о том, что Ибрагимова Л.Х. должна была узнать о нарушении прав названного общества не позднее августа 2010 года.

Общество «Метхолдинг» в отзыве поддерживает доводы кассационной жалобы, просит постановление от 19.08.2014 отменить, определение от 28.05.2014 оставить в силе.

Общество «Лайт Хаус» в отзыве просит обжалуемый судебный акт оставить в силе, в удовлетворении кассационной жалобы отказать.

Законность обжалуемого судебного акта проверена арбитражным судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном ст. 284 , 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в пределах доводов кассационной жалобы.

Как следует из материалов дела, 04.09.2008 между обществом «Лайт Хаус» (заемщик) и обществом «СЦМ «Макси» (займодавец) заключен договор займа, согласно п. 1.1 которого, займодавец передает заемщику 12 105 000 руб., а заемщик обязуется вернуть указанную сумму в обусловленный срок и несет перед займодавцем обязательства по уплате процентов на сумму займа в размере 0,01 % годовых.

В силу п. 2.1, 2.2 договора от 04.09.2008 N 0409, займодавец обязан перечислить названную денежную сумму на счет заемщика в срок до 31.12.2009, возврат суммы займа должен быть осуществлен не позднее 31.12.2009.

В качестве доказательств перечисления должнику денежных средств в указанной сумме обществом «СЦМ «Макси» в материалы дела представлены копии платежных поручений от 04.09.2008 N 95 на 5 000 руб., от 09.09.2008 N 96 на 12 100 000 руб., а также копия выписки по расчетному счету N 40702810963010000831 за период с 01.01.2007 по 20.09.2012, в которых отражены названные платежи, а в качестве назначения платежа имеется ссылка на оплату по договору процентного займа от 04.09.2008 N 0409.

Частичное погашение задолженности со стороны общества «Лайт Хаус» перед обществом «СЦМ «Макси» на общую сумму 5 165 170 руб. 41 коп. в 2008 — 2009 годах подтверждается представленными в материалы дела платежными поручениями, в качестве назначения платежа в которых указана оплата по договору процентного займа от 04.09.2008 N 0409.

Учитывая изложенные обстоятельства, общество «СЦМ «Макси» 17.03.2014 обратилось в арбитражный суд в рамках дела N А60-44270/2013 о несостоятельности (банкротстве) общества «Лайт Хаус» с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника требования в размере 6 939 829 руб. 59 коп. основного долга по договору процентного займа от 04.09.2008 N 0409.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришёл к выводу о наличии у общества «Лайт Хаус» спорной задолженности перед обществом «СЦМ «Макси» и удовлетворил заявленные требования, включив в реестр требований кредиторов должника требование общества «СЦМ «Макси» в размере 6 939 829 руб. 59 коп. в составе в третьей очереди, и придя к выводу о том, что срок исковой давности обществом «СЦМ «Макси» не пропущен, так как, по мнению суда первой инстанции, конкурсный управляющий общества «СЦМ «Макси» Ибрагимова Л.Х. могла получить договор займа от 04.09.2008 N 0409 не ранее 11.12.2012.

При повторном рассмотрении дела по правилам ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции, исследовав и оценив все имеющиеся в материалах дела доказательства, пришел к выводу о том, что конкурсный управляющий общества «СЦМ «Макси» Ибрагимова Л.Х. должна была узнать о нарушении прав общества «СЦМ Макси» не позднее августа 2010 года, в связи с чем отказал в удовлетворении заявленных требований в связи с пропуском обществом «СЦМ «Макси» срока исковой давности по заявленным требованиям.

Выводы суда апелляционной инстанции являются верными, основанными на правильном применении норм материального права, соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с п. 6 ст. 16 Закона о банкротстве требования кредиторов включаются в реестр требований кредиторов и исключаются из него арбитражным управляющим или реестродержателем исключительно на основании вступивших в законную силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер, если иное не определено настоящим пунктом.

Ознакомьтесь так же:  Налоговые льготы краснодар

В силу ст. 71 и ст. 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором — с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве суд должен исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности. При этом необходимо иметь в виду, что целью проверки обоснованности требований является недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников).

В силу ст. 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Общий срок исковой давности составляет три года ( ст. 196 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии с п. 1 ст. 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение.

При этом довод вновь назначенного (избранного) руководителя о том, что он узнал о нарушенном праве возглавляемого им юридического лица лишь со времени своего назначения (избрания), не может служить основанием для изменения начального момента течения срока исковой давности, поскольку в данном случае заявлено требование о защите прав юридического лица, а не прав руководителя как физического лица. Указанное обстоятельство не является основанием и для перерыва течения срока исковой давности ( п. 11 , 13 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.11.2001 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»).

В п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» разъяснено, что в случаях, когда требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.

Если основание недействительности сделки связано с нарушением совершившим ее от имени должника арбитражным управляющим Закона о банкротстве, исковая давность по заявлению о ее оспаривании исчисляется с момента, когда о наличии оснований для ее оспаривания узнал или должен был узнать следующий арбитражный управляющий ( п. 32 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Таким образом, в соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62, специальное исчисление срока исковой давности связывается с моментом, когда о нарушении своих прав юридическое лицо узнает через нового независимого директора или когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора.

Применительно к делу о банкротстве это означает, что в качестве такого нового и независимого руководителя следует рассматривать конкурсного управляющего, так как в силу положений ст. 19 , 20 , 20.2 Закона о банкротстве на должность арбитражного управляющего может быть назначено лишь лицо, не являющееся заинтересованным к должнику. Деятельность конкурсного управляющего в силу ст. 143 Закона о банкротстве подотчетна конкурсным кредиторам, любой из которых может инициировать перед арбитражным судом в порядке ст. 60 Закона о банкротстве вопрос об отстранении конкурсного управляющего от исполнения обязанностей.

Исследовав и оценив по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеющиеся в деле доказательства, приняв во внимание то, что денежные средства по договору займа от 04.09.2008 N 0409 предоставлены на срок более года под 0,01% годовых, что существенно меньше действовавшей на тот момент ставки Центрального Банка Российской Федерации, а также обстоятельства, установленные постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.08.2013 по настоящему делу и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 01.11.2013 по делу N А60-51465/2012, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что договор займа от 04.09.2008 N 0409 заключен обществом «Лайт Хаус» с заинтересованным лицом, на условиях, явно не отвечающих интересам общества «СЦМ «Макси», и обоснованно признал спорный договор займа убыточной сделкой для общества «СЦМ «Макси».

При этом апелляционный суд, приняв во внимание то, что после совершения спорной сделки — 14.09.2008 состоялось внеочередное общее собрание акционеров общества «СЦМ «Макси», на котором принято решение прекратить полномочия генерального директора Кудри А.И. с 14.10.2008 и назначить собрание акционеров 15.10.2008 с повесткой дня о назначении на должность генерального директора общества, однако, в последующем руководитель общества «СЦМ «Макси» так и не был назначен акционерами, и то, что решением Арбитражного суда Челябинской области от 28.04.2009 по делу N А76-1273/2009 общество «СЦМ «Макси» признано банкротом по упрощенной процедуре отсутствующего должника, обоснованно установил, что поведение органов управления общества «СЦМ «Макси» после совершения спорной сделки также свидетельствует о проявлении недобросовестности со стороны руководства общества «СЦМ «Макси» в момент совершения данной сделки.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что срок исковой давности применительно к обязательствам из договора займа от 04.09.2008 N 0409 подлежит исчислению по правилам, изложенным в п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62, то есть с момента, когда о данном договоре стало известно первому независимому руководителю данного юридического лица.

Как установлено судом апелляционной инстанции и следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Челябинской области от 28.04.2009 по делу N А76-1273/2009 конкурсным управляющим общества «СЦМ «Макси» утвержден Осадчук Ю.Н., впоследствии в связи со смертью Осадчук Ю.Н. определением суда от 10.03.2010 конкурсным управляющим общества «СЦМ «Макси» утверждена Ибрагимова Л.Х., которая была отстранена от исполнения обязанностей конкурсного управляющего общества «СМЦ «Макси» определением арбитражного суда от 16.12.2013 по делу N А76-1273/2009, а с 28.02.2014 конкурсным управляющим общества «СЦМ «Макси» утвержден Рынденко Д.Е.

Учитывая изложенное, и то, что арбитражный управляющий является лицом, обязанным действовать в интересах должника, кредиторов и общества, деятельность управляющего должна быть активной, и он в силу своего профессионального статуса обязан предпринимать все необходимые меры к получению в наиболее сжатые сроки полной информации о сделках должника и действиях его органов управления, а также осуществлять анализ такой информации, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что в данном случае применительно к вопросу об исковой давности необходимо исходить из того, в какой момент времени конкурсный управляющий общества «СЦМ «Макси» должен был узнать о нарушении прав данного юридического лица неисполнением со стороны общества «Лайт Хаус» обязательств по договору займа от 04.09.2008 N 0409.

Исследовав и оценив относимость, допустимость, достоверность каждого из представленных в материалы дела доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь данных доказательств в их совокупности, исходя из конкретных обстоятельств дела, приняв во внимание то, что бывшие руководители общества «СЦМ «Макси» не передали конкурсным управляющим должника документацию по деятельности данного общества, и то, что первый конкурсный управляющий общества «СЦМ «Макси» Осадчук Ю.Н. был утвержден 28.04.2009, а последующий конкурсный управляющий данного общества Ибрагимова Л.Х. была утверждена 10.03.2010, и учитывая то, что, согласно п. 2 ст. 124 Закона о банкротстве, конкурсное производство вводится на срок до шести месяцев, а также учитывая сделанные конкурсными управляющими запросы в открытое акционерное общество «Уральский банк реконструкции и развития» о предоставлении выписки о движении денежных средств по расчетному счету общества «СЦМ «Макси», и полученные в ответ на данные запросы выписки с расчетного счета, содержащие сведения о спорных платежах, совершенных 04.09.2008 со ссылкой в назначении платежа на договор займа от 04.09.2008 N 0409, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что о наличии у должника перед обществом «СЦМ «Макси» спорной задолженности по возврату займа общество «СЦМ «Макси» в лице конкурсного управляющего Ибрагимовой Л.Х. должно было узнать в 2010 году из выписки с лицевого счета общества «СЦМ «Макси».

При этом суд апелляционной инстанции по результатам исследования и оценки доказательств также правильно установил, что уже при получении из банка выписки с расчетного счета общества «СЦМ «Макси», в которой содержатся сведения о предоставлении спорного займа и его частичном возврате, то есть в 2010 году, конкурсный управляющий общества «СЦМ «Макси» имел достаточные основания для обращения к обществу «Лайт Хаус» с требованием о возврате спорного займа и о предоставлении копии договора займа от 04.09.2008 N 0409, а также для последующей подачи в арбитражный суд соответствующего искового заявления о взыскании спорных денежных средств, и для обращения в банк с запросом о предоставлении копии названного договора займа, при том, что какие-либо препятствия к осуществлению указанных действий отсутствовали.

Между тем никаких действий по истребованию и взысканию с общества «Лайт Хаус» спорных заемных денежных средств в период с 2010 года по 2013 год конкурсным управляющим общества «СЦМ «Макси» произведено не было.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции правильно установил, что конкурсный управляющий общества «СЦМ «Макси» должен был обладать информацией о наличии у общества «Лайт Хаус» перед обществом «СЦМ «Макси» спорной задолженности по договору займа, достаточной для обращению к должнику и в арбитражный суд с требованиями о ее взыскании, то есть о нарушении прав общества «СЦМ «Макси», не позднее 2010 года, а также то, что отсутствие при этом самого договора займа от 04.09.2008 N 0409 взысканию спорной задолженности никак не препятствовало.

Учитывая изложенное, и, приняв во внимание то, что о нарушении своих прав обществу «СЦМ «Макси» в лице конкурсного управляющего Ибрагимовой Л.Х. должно было быть известно не позднее 2010 года, а с заявлением о включении его требований в реестр требований кредиторов должника общество «СЦМ «Макси» обратилось только 17.03.2014, суд апелляционной инстанции пришёл к правильному выводу о пропуске обществом «СЦМ «Макси» трёхлетнего срока исковой давности и правомерно отказал во включении в реестр требований кредиторов должника требования общества «СЦМ «Макси».

Довод общества «СЦМ «Макси» о том, что в данном случае срок исковой давности подлежит исчислению с момента назначения конкурсным управляющим общества «СЦМ «Макси» Рынденко Д.Е., так как Осадчук Ю.Н. умер, а Ибрагимова Л.Х. исполняла свои обязанности ненадлежащим образом, обоснованно отклонена судом апелляционной инстанции, поскольку само по себе отстранение одного конкурсного управляющего, вследствие ненадлежащего исполнения им своих обязанностей, не даёт основания для переноса момента начала специального исчисления срока исковой давности в соответствии с п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 62 с даты утверждения судом последующего конкурсного управляющего, а какие-либо доказательства, свидетельствующие о заинтересованности конкурсного управляющего общества «СМЦ «Макси» в заключении спорного договора займа, в передаче должнику займа и в невозвращении должником обществу «СЦМ «Макси» спорных денежных средств, не представлены.

Ссылка заявителя на то, что в заявлении о пропуске срока исковой давности должно быть отказано в связи с наличием в действиях должника по уклонению от предоставления обществу «СМЦ «Макси» спорного договора признаков злоупотребления правом, правильно отклонена судом апелляционной инстанции, так как в данном случае само по себе отсутствие у конкурсного управляющего общества «СЦМ «Макси» договора от 04.09.2008 N 0409 никак не препятствовало обращению к обществу «Лайт Хаус» с требованием о возврате спорных денежных средств и подаче в арбитражный суд соответствующего заявления о их взыскании на основании соответствующих платежных поручении и выписки с лицевого счета общества «СЦМ «Макси», тем более, что настоящее заявление было подано конкурсным управляющим общества «СЦМ «Макси» в отсутствие у него указанного договора и только на основании названных платежных документов.

Между тем в период с августа 2010 года до 2013 года указанные действия конкурсным управляющим общества «СЦМ «Макси» не были произведены, а доказательства, свидетельствующие о наличии каких-либо уважительных причин, препятствовавших этому, а также доказательства, свидетельствующие о том, что производству названных действий в установленные сроки препятствовало общество «Лайт Хаус», отсутствуют.

Таким образом, отказывая в удовлетворении настоящих требований, суд апелляционной инстанции исходил из совокупности установленных по делу обстоятельств и доказанности материалами дела пропуска обществом «СЦМ «Макси» срока исковой давности по заявленным требованиям (65, 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Вывод суда первой инстанции о том, что Ибрагимова Л.Х. могла получить договор займа от 04.09.2008 N 0409 не ранее 11.12.2012, поскольку запрос о предоставлении указанного договора, направленный ею в адрес общества «Лайт Хаус» 24.11.2012, был получен последним только 11.12.2012, правильно отклонен судом апелляционной инстанции в связи с тем, что в данном случае имеет значение не то, когда именно Ибрагимова Л.Х. фактически направила указанный запрос, а то, когда она, в соответствии с законом, должна была произвести все необходимые действия по возврату в конкурсную массу спорных денежных средств (направление соответствующего запроса в банк, направление требования о возврате долга должнику, обращение в суд с иском о взыскании с должника спорных денежных средств и др.).

Исходя из того, что Ибрагимова Л.Х. утверждена конкурсным управляющим общества «СЦМ «Макси» определением от 10.03.2010, и учитывая установленные законом сроки конкурсного производства, и то, что конкурсный управляющий в силу своего профессионального статуса обязан предпринимать все необходимые меры к получению в наиболее сжатые сроки полной информации о сделках должника и действиях его органов управления, и осуществлять анализ такой информации, суд апелляционной инстанции правильно определил, что в течение 2010 года, Ибрагимова Л.Х. располагала достаточным временем для направления в банк запроса о предоставлении выписки по расчетному счету, для направления должнику требования о возврате спорного долга и для обращения в суд с иском о взыскании с должника данного долга, и обоснованно установил, что она должна была узнать о нарушении прав общества «СЦМ «Макси» именно в 2010 году.

Судом апелляционной инстанции правильно установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, им дана надлежащая правовая оценка, верно применены нормы материального права, регулирующие спорные отношения.

Все доводы заявителя, изложенные в кассационной жалобе, судом кассационной инстанции отклоняются, поскольку не свидетельствуют о нарушении судом апелляционной инстанции норм права и сводятся лишь к переоценке установленных по делу обстоятельств. При этом заявитель фактически ссылается не на незаконность обжалуемого судебного акта, а выражает несогласие с произведенной судом оценкой доказательств, и просит еще раз пересмотреть данное дело по существу и переоценить имеющиеся в деле доказательства. Суд кассационной инстанции полагает, что все обстоятельства, имеющие существенное значение для дела, судом апелляционной инстанции установлены, все доказательства исследованы и оценены в соответствии с требованиями ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Оснований для переоценки доказательств и сделанных на их основании выводов у суда кассационной инстанции не имеется ( ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Ознакомьтесь так же:  Кредит под залог недвижимости на 7 лет

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов ( ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного, обжалуемый судебный акт следует оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286 , 287 , 289 , 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2014 по делу N А60-44270/2013 Арбитражного суда Свердловской области оставить без изменения, кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Сервисный центр металлопроката «Макси» — без удовлетворения.

Возвратить закрытому акционерному обществу «Сервисный центр металлопроката «Макси» из федерального бюджета 2000 (две тысячи) руб. государственной пошлины за подачу кассационной жалобы, излишне уплаченной по платежному поручению от 02.09.2014 N 9.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 3 сентября 2015 г. N Ф09-6474/14 по делу N А60-34628/2013 (ключевые темы: договор займа — заем — банкротство — перечисление денежных средств — аффилированные лица)

Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 3 сентября 2015 г. N Ф09-6474/14 по делу N А60-34628/2013

03 сентября 2015 г.

Дело N А60-34628/2013

Резолютивная часть постановления объявлена 27 августа 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 03 сентября 2015 г.

Арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Кангина А.В.,

судей Плетнёвой В.В., Лиходумовой С.Н.

при ведении протокола и аудиозаписи судебного заседания помощником судьи Шайбаковой Э.М., рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Металлургический холдинг» на определение Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2014 по делу N А60-34628/2013 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2015 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом, в том числе публично, путем размещения информации на сайте Арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

открытого акционерного общества «Инвестиционная компания «Макси» — Горбунов Е.Ю. (доверенность от 31.12.2014 N 13, удостоверение адвоката N 12016), Золотько И.В. (предъявлены паспорт, доверенность от 01.09.2014);

конкурсного управляющего открытого акционерного общества «Металлургический холдинг» — Березин М.Ю. (предъявлены паспорт, доверенность от 02.11.2013);

конкурсного управляющего закрытого акционерного общества «Сервисный центр Металлопроката «Макси» — Невгад А.В. (предъявлены паспорт, доверенность от 25.02.2015 N 30);

общества с ограниченной ответственностью «Макси-Групп» — Палеев И.М. (предъявлены паспорт, доверенность от 03.06.2013);

конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Макси-Групп» — Аминов Е.Р. (предъявлен паспорт, доверенность от 13.02.2014 N 27);

Максимова Н.В. — Федин К.А. (предъявлены паспорт, доверенность от 02.07.2015 N 77АБ7517202), Горская Е.В. (предъявлены паспорт, доверенность от 02.07.2015 N 77 АБ 7517201).

Определением Арбитражного суда Уральского округа от 03.09.2015 (резолютивная часть определения объявлена 27 августа 2015 г.) производство по кассационной жалобе Максимова Н.В., поданной в порядке ст. 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на определение Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2014 по делу N А60-34628/2013 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2015 по тому же делу, прекращено применительно к п. 1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

От конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Металлургический холдинг» Курдюкова В.М. поступило ходатайство о рассмотрении кассационной жалобы общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Металлургический холдинг» в отсутствие представителей указанного юридического лица, которое удовлетворено судом кассационной инстанции в силу ч. 3 ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 11.12.2013 заявление открытого акционерного общества «Инвестиционная компания «Макси» (далее — общество «ИК «Макси», должник) о признании его несостоятельным (банкротом) признано обоснованным; введена процедура наблюдения.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 27.05.2014 общество «ИК «Макси» признано несостоятельным (банкротом), открыто конкурсное производство, конкурсным управляющим утвержден Вахрамеев В.М.

Конкурсный управляющий общества «ИК «Макси» обратился 04.08.2014 в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным договора займа от 02.04.2009 N 0204, недействительными сделок (действий) должника по перечислению на расчетный счет общества с ограниченной ответственностью «Металлургический холдинг» (далее — общество «Металлургический холдинг») безналичных денежных средств по договору займа от 02.04.2009 N 0204, применении последствий недействительности сделок в виде взыскания с общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Металлургический холдинг» (далее — общество «УК Металлургический холдинг») в пользу общества «ИК «Макси» денежных средств в размере 905 032 393 руб. 92 коп, а так же процентов в размере 397 548 970 руб. 40 коп. (с учетом принятых судом уточнений в порядке, предусмотренном ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Определением Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2014 (судья Кириченко А.В.) заявленные требования удовлетворены. Договор займа от 02.04.2009 N 0204 и действия общества «ИК «Макси» по исполнению данного договора — расчетные операции по перечислению на расчетный счет общества «УК «Металлургический холдинг» в период с 14.04.2009 по 16.02.2010 со ссылкой на данный договор займа безналичных денежных средств в общем размере 906 425 393 руб. 92 коп. признаны недействительными. В порядке применения последствий недействительности сделки судом взысканы с общества «УК «Металлургический холдинг» в пользу общества «ИК «Макси» денежные средства в размере 905 032 393 руб. 92 коп. и проценты за пользование чужими денежными средствами по состоянию на 08.10.2014 в размере 397 548 970 руб. 40 коп. с продолжением начисления процентов по ставке 8,25 % годовых на сумму задолженности в размере 905 032 393 руб. 92 коп. за период с 09.10.2014 по день фактической уплаты обществом «УК «Металлургический холдинг» указанной задолженности.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2015 (судьи Чепурченко О.Н., Казаковцева Т.В., Полякова М.А.) определение суда оставлено без изменений.

В кассационной жалобе общество «УК «Металлургический холдинг» просит указанные судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права. Заявитель считает, что договор займа от 02.04.2009 N 0204 в редакции дополнительных соглашений и сделки должника по перечислению денежных средств заемщику во исполнение договора могут быть оспорены только по специальным основаниям, предусмотренным главой III.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве); к ним относятся сделки по перечислению денежных средств должником заемщику за период с 14.04.2009 по 04.06.2009. По мнению заявителя жалобы, выводы судов об убыточности сделок, о заинтересованности сторон в совершении сделки, о размере требований не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам. Как отмечает заявитель, им оспорена не одна сделка, а тридцать две, в связи с этим заинтересованность в совершении сделок должна быть установлена по каждой сделке в отдельности; определение суда таких обстоятельств не содержит; при установлении заинтересованности по состоянию на 02.04.2009 судом неверно установлены фактические обстоятельства дела, использованы неотносимые доказательства. Также заявитель указывает на то, что в связи с отчуждением 90% доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью «Лайт Хаус» (далее — общество «Лайт Хаус») в период с 02.04.2009 по 16.02.2010 Максимов Н.В. не являлся учредителем последнего, следовательно, не мог определять условия хозяйственной деятельности общества «ИК «Макси» ни в момент совершения договора займа, ни тем более в момент перечислений денежных средств со ссылкой на его исполнение; Максимовой Татьяне Леонидовне доля в уставном капитале ответчика в указанный период не принадлежала, а следовательно, она не могла определять условия хозяйственной деятельности ответчика в момент перечислений денежных средств со ссылкой на договор займа; при этом отмечает, что бывшие супруги в силу Закона ни заинтересованными, ни аффилированными (в виду отсутствия статуса предпринимателей) лицами не являются. Считает подлежащей отклонению ссылку суда на то, что обстоятельства совершения сделок с заинтересованным лицом были подтверждены материалами дела N А60-32798/2007 при рассмотрении заявления конкурсного управляющего должника о привлечении Максимова Н.В. к субсидиарной ответственности по долгам общества с ограниченной ответственностью «РегионСнаб». Общество «УК «Металлургический холдинг» указывает, что для применения положений ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации необходимо установить прямой умысел на причинение вреда, в заявлении не указано, какие неблагоприятные последствия для общества «ИК «Макси» наступили в 2009 году или 2010 году, показатели платежеспособности и ликвидности деятельности общества «ИК «Макси» соответствуют нормативным, при этом заявитель отмечает, что ответчик способствовал поддержанию деятельности общества «ИК «Макси», оплачивая его счета, финансируя процедуру банкротства. Кроме того, заявитель жалобы указывает на пропуск конкурсным управляющим трехгодичного срока исковой давности, установленный ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации; предлагаемое конкурсным управляющим толкование п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве, ч. 2 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации как предоставляющее возможность конкурсному управляющему оспаривать сделки должника фактически без ограничения срока давности их совершения, не может рассматриваться как отвечающее принципам стабильности гражданского оборота, добросовестности, разумности и справедливости; срок исковой давности по перечислению денежных средств оспариваемыми платежами относительно позиции об их ничтожности истек не позднее 16.02.2013, относительно позиции об оспариваемости сделок — 16.02.2011; п. 7 ст. 103 Закона о банкротстве применению не подлежит, в том числе и в случае, если сделка была совершена ранее 05.06.2009.

В отзыве на кассационную жалобу общество «ИК «Макси» просит оставить определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения. Общество «ИК «Макси» полагает, что судами правильно применены нормы материального права, а именно п. 2 ст. 103 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, следовательно, основания для отмены обжалуемых судебных актов в порядке п. 1 , 2 ч. 2 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствуют.

Общество «ИК «Макси» считает доводы ответчика о том, что в действительности стороны подписывали и исполняли договор займа от 02.04.2009 N 0204 и дополнительные соглашения к нему в редакции, переданной обществом «УК «Металлургический холдинг» временному управляющему Ивлеву С.В., с прогрессивной дифференцированной процентной ставкой, подлежат отклонению, поскольку явно противоречат фактическим обстоятельствам дела. Относительно довода ответчика о том, что договор займа от 02.04.2009 N 0204 и действия по его исполнению возможно оспаривать по различным правовым основаниям, общество «ИК «Макси» считает, что ответчиком неправильно истолкованы нормы материального права; судами обоснованно применен п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве, следовательно, у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для отмены обжалуемых судебных актов в порядке применения п. 1 , 2 ч. 2 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; считает, что выводы судов об убыточности оспариваемых сделок, причинении обществу «ИК «Макси» и его конкурсным кредиторам убытков оспариваемым договором займа от 02.04.2009 N 0204, а также действиями по перечислению денежных средств со ссылкой на него, соответствуют представленным в материалы дела доказательствам. Полагает необоснованным довод о том, что вплоть до 2014 года общество «УК «Металлургический холдинг» являлось платежеспособным; указывает, что наличие задолженности по спорному договору займа не подтверждает факт убытков, поскольку у общества «ИК «Макси» не утрачено право требования непогашенной задолженности по договору — данный довод основан на ошибочном толковании норм материального права. Общество «ИК «Макси» считает, что суды обоснованно признали договор займа от 02.04.2009 N 0204 сделкой, заключенной заинтересованными лицами; аффилированность должника и его единственного участника общества «Лайт Хаус» Максимову Н.В. подтверждается письмом Максимова Н.В. от 27.05.2008 N 1403-ик.

В заключение своих возражений относительно доводов кассационной жалобы, общество «ИК Макси» отмечает, что судами первой и апелляционной инстанций были правильно применены нормы материального права, а именно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации относительно отсутствия оснований для отказа в защите нарушенного права в результате пропуска заявителем срока исковой давности, поэтому основания для отмены обжалуемых судебных актов в порядке применения судом кассационной инстанции п. 1 , 2 ч. 2 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствуют.

В представленном отзыве конкурсный управляющий общества «Металлургический холдинг» возражает против доводов, изложенных в кассационной жалобе, просит оставить определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Проверив законность и обоснованность обжалуемых судебных актов в порядке и пределах полномочий, установленных ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд кассационной инстанции сделал следующие выводы.

Как установлено судами и следует из материалов дела, между должником (заимодавец) и обществом «УК «Металлургический холдинг» (заемщик) заключен договор займа от 02.04.2009 N 0204, согласно п. 1.1 которого заимодавец обязался предоставить заемщику денежный заем в сумме 832 125 900 руб., а заемщик обязался вернуть сумму займа в обусловленный срок и нести перед заимодавцем обязательства по уплате процентов на сумму займа в размере 1,00% годовых.

В соответствии с 2.1 договора предусмотрена обязанность заимодавца по передаче заемщику денежных средств по частям или перечислению на его банковский счет суммы займа в срок до 02.10.2009. Возврат указанной в настоящем договоре суммы займа может происходить по желанию заемщика по частям (в рассрочку), но не позднее 02.10.2009. Указанная сумма займа может быть возвращена заемщиком досрочно (п. 2.2 договора).

Открытым акционерным обществом «Уральский банк реконструкции и развития» была предоставлена копия дополнительного соглашения от 18.09.2009 к договору займа от 02.04.2009 N 0204, согласно которому стороны изменили положения пунктов 1.1 и 2.1 приняли их в новой редакции. В соответствии с изменениями пункт 1.1 изложен в следующей редакции: «По настоящему договору заимодавец передает заемщику заем на сумму 920 000 000 руб., а заемщик обязуется вернуть указанную сумму займа и выплатить проценты на сумму займа в размере и в сроки, определенные договором»; пункт 2.1: «Заимодавец передает заемщику указанную сумму займа частями в срок до 09.04.2010. Заимодавец вправе передать в заем меньшую сумму, чем указана в п. 1.1 настоящего договора. Моментом передачи считается момент перечисления суммы займа на банковский счет заемщика. В случае перечисления суммы займа по частям начисление процентов будет производиться начиная с момента передачи каждой суммы займа».

Кроме того в материалы дела представлено еще одно дополнительное соглашение от 31.12.2010 об изменении процентной ставки по займу до 0,1% годовых начиная с 01.01.2011.

Общая сумма перечисленных обществом «ИК «Макси» на счет общества «УК «Металлургический холдинг» безналичных денежных средств со ссылкой на договор займа от 02.04.2009 N 0204 за спорный период с 14.04.2009 по 16.02.2010 составляет 906 455 393 руб. 92 коп., что подтверждено представленными в дело платежными поручениями.

Ознакомьтесь так же:  Страховая компания траст челябинск лицензия

Ссылаясь на изложенные обстоятельства, договорные правоотношения сторон, полагая, что договор займа от 02.04.2009 N 0204 и совершенные обществом «ИК «Макси» в период с 14.04.2009 по 16.02.2010 тридцать два платежа на общую сумму 906 455 393 руб. 92 коп. являются недействительными сделками в силу п. 2 ст. 103 Закона о банкротстве, конкурсный управляющий Вахрамеев В.М. обратился с рассматриваемым требованием в арбитражный суд.

Суды, удовлетворяя заявленное требование, исходили из доказанности конкурсным управляющим совокупности условий, необходимых для признания сделки недействительной, и применения последствий ее недействительности.

В силу п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий в целях реализации своих полномочий в процедуре банкротства должника вправе предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных должником, в том числе по основаниям, предусмотренным ст.103 этого Закона.

В соответствии с п. 3 ст. 103 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником с заинтересованным лицом, признается судом недействительной по заявлению внешнего управляющего в случае, если в результате исполнения этой сделки кредиторам или должнику были или могут быть причинены убытки.

Согласно разъяснениям, данным в п. 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32), к оспариваемым сделкам могут относиться также действия, являющиеся исполнением обязательств (в частности, платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора), или действия, влекущие те же правовые последствия (зачет, новация, отступное).

Кроме того, в соответствии с п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами ( п. 1 ст. 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

Делая вывод о том, что в результате совершения оспариваемых сделок должнику были причинены убытки, суды сделали обоснованные выводы на основании следующих обстоятельств.

Согласно годовому отчету ОАО «ИК «Макси» за 2009 год по состоянию на начало данного отчетного периода сумма баланса составляла 1 569 820 тыс. руб. Таким образом, в результате перечисления денежных средств со ссылкой на оспариваемый договор было отвлечено высоколиквидное имущество должника в сумме более 57,50% от балансовой стоимости его активов.

Согласно выписке о движении денежных средств по расчетному счету ОАО «ИК «Макси», со ссылкой на возврат денежных средств по договору займа от должника должником 25.12.2010 было получено только 1 423 000 руб., а также в период с 09.12.2009 по 17.10.2013 года еще 10 542 276,84 руб., со ссылкой в назначении платежа на оплату процентов по договору займа N 0204 от 02.04.2009.

Обстоятельства исполнения договора свидетельствуют, что он не был направлен на извлечение прибыли.

В силу ст. 809 ГК РФ если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Согласованная сторонами процентная ставка за пользование займом не превышала 1% годовых, а впоследствии была снижена до 0,1% годовых, что очевидно не позволяет говорить о совершении договора займа на условиях, отвечающим рыночным.

Более того, указанная ставка была существенно ниже действующей в тот период ставки рефинансирования ЦБ РФ. В частности, на момент совершения оспариваемого договора займа, ставка рефинансирования ЦБ РФ составляла 13% годовых ( Указание Банка России от 28.11.2008 N 2135-У), на протяжении 2009 года ставка неоднократно менялась, но все равно оставалась на существенно более высоком уровне, чем было установлено в договоре.

Также судами отмечено, что на дату заключения спорного договора займа от 02.04.2009 у ООО «УК «Металлургический холдинг» были отрицательные финансовые показатели.

Как следует из налоговых деклараций по упрощенной системе налогообложения, ООО «УК «Металлургический холдинг» за 2007-2008 годы, представленных в материалы дела, по итогам шести месяцев 2008 года у ООО «УК «Металлургический холдинг» образовался убыток в размере 456 244 руб.; по итогам девяти месяцев 2008 года размер убытка увеличился на 797 395 руб. и составил накопленным итогом 1 253 639 руб.; за четвертый квартал 2008 года у ООО «УК «Металлургический холдинг» размер убытка увеличился еще на 982 029 руб. и составил накопленным итогом за 2008 год — 2 235 668 руб.

Кроме того, из указанных деклараций усматривается, что произошло значительное падение величины дохода с 19 160 000 руб. за 2007 год до 434 889 руб. за 2008 год, что свидетельствует о том, что на протяжении 2008 года ООО «УК «Металлургический холдинг» существенным образом утратило способность извлекать доходы от осуществления предпринимательской деятельности.

Исходя из изложенного, а именно факта невозврата суммы займа в полном объеме, негативного финансового состояния заемщика, совершения должником сделки по передачи имущества на сумму более 57,50% от балансовой стоимости его активов, суды пришли к выводу о том, что спорная сделка совершена с целью причинения вреда имущественным правам должника.

Данный вывод является законным, основанным на представленных дело доказательствах, которым дана надлежащая правовая оценка.

Согласно п. 1 ст. 19 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в редакции, действующей на момент совершения оспариваемого договора (02.04.2009), заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются:

— юридическое лицо, которое является основным или дочерним по отношению к должнику в соответствии с гражданским законодательством;

— руководитель должника, а также лица, входящие в совет директоров (наблюдательный совет) должника, коллегиальный исполнительный орган должника, главный бухгалтер (бухгалтер) должника, в том числе указанные лица, освобожденные от своих обязанностей, в течение трех лет, предшествующих дате возбуждения производства по делу о банкротстве;

— иные лица в случаях, предусмотренных федеральным законом.

Заинтересованными лицами по отношению к должнику признаются также лица, находящиеся с физическими лицами, указанными в настоящем пункте, в отношениях, определенных п. 2 настоящей статьи.

В п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32 разъяснено, что при определении круга заинтересованных лиц и толковании абзаца 5 п. 1 ст. 19 Закона, в силу которого к числу заинтересованных по отношению к должнику лиц помимо субъектов, прямо указанных в п. 1 ст. 19 Закона, относятся и иные лица в случаях, предусмотренных федеральным законом, судам необходимо исходить из следующего.

Под иными лицами понимаются лица, признаваемые законодательством о юридических лицах заинтересованными в совершении юридическим лицом сделки ( п. 1 ст. 81 Федерального закона «Об акционерных обществах», п. 1 ст. 45 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью», п. 1 ст. 27 Федерального закона «О некоммерческих организациях»).

В частности, если должник является акционерным обществом, заинтересованными по отношению к нему лицами являются:

— член совета директоров (наблюдательного совета);

— лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа (в том числе управляющая организация или управляющий);

— член коллегиального исполнительного органа;

— акционер, имеющий совместно с его аффилированными лицами 20 и более процентов голосующих акций общества;

— лицо, имеющее право давать обществу обязательные для него указания, а также их супруги, родители, дети, полнородные и неполнородные братья и сестры, усыновители и усыновленные и (или) их аффилированные лица.

Согласно ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 N 948-1 (ред. от 26.07.2006) «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее — Закон о конкуренции) аффилированные лица — физические и юридические лица, способные оказывать влияние на деятельность юридических и (или) физических лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность.

В соответствии с абзацем 34 ст. 4 Закона о конкуренции аффилированными лицами физического лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, являются лица, принадлежащие к той группе лиц, к которой принадлежит данное физическое лицо.

При этом согласно Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.03.2012 N 14613/11 для целей применения положений п. 1 ст. 81 Закона «Об акционерных обществах» статус индивидуального предпринимателя или занятие предпринимательской деятельностью не требуются ни для физических лиц, по отношению к которым устанавливаются аффилированные лица, ни для самих аффилированных лиц.

На основании представленных в дело доказательств судами обоснованно установлено, что Максимов Н.В. являлся лицом, имеющим возможность определять условия хозяйственной деятельности должника в момент совершения оспариваемого договора займа и перечислений денежных средств со ссылкой на его исполнение, в свою очередь ответчик — ООО «УК «Металлургический холдинг» также являлся лицом, контролируемым Максимовым Н.В. в силу родственных отношений с Максимовой Татьяной Леонидовной (несмотря на официальный развод и раздел имущества, Максимова Т.Л. и Максимов Н.В. с юридической точки зрения составляли одну группу лиц, поскольку имели общих детей — Максимову Марию Николаевну и Максимову Наталью Николаевну). Суды обоснованно пришли к выводу о том, что Максимов Н.В. с Максимовой Т.Л. и их дети образуют заинтересованную группу лиц. Поскольку Максимова Т.Л. имела 100% доли в уставном капитале ответчика и при этом образовывала группу лиц с Максимовым Н.В., должник, также входящий в группу лиц с Максимовым Н.В. и являющийся его аффилированным лицом, входил в одну группу лиц с ответчиком, что свидетельствует о том, что оспариваемый договор был совершен с заинтересованным лицом.

Все банковские операции ОАО «НСММЗ», ОАО «Макси-Групп», ОАО «Инвестиционная компания «Макси», ОАО «Металлургический холдинг», ОАО «Нижне-Исетский завод металлоконструкций», ЗАО «Уральский завод прецизионных сплавов», ООО «УралСнабКомплект», ООО «РегионСнаб» и ООО «ПКП «Промобеспечение» и других компаний, осуществлялись из единого центра — ООО «УК «Металлургический холдинг» — организации, подконтрольной Максимову Н.В., с применением системы «Клиент-Банк» с использованием электронно-цифровых подписей.

Таким образом, довод заявителя жалобы о недоказанности совершения сделки с заинтересованным лицом является опровергается материалами дела.

Относительно заявления ответчика о пропуске срока исковой давности судами верно отмечено следующее.

В соответствии с п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.04.2009 N 32, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами ( п. 1 ст. 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам. Исковая давность по такому требованию в силу п. 1 ст. 181 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.

Поскольку в данном случае сделка направлена на нарушение прав и законных интересов кредиторов, первая процедура банкротства (наблюдение) введена 04.12.2013, а заявление об оспаривании сделки подано 04.08.2013, суд обоснованно счел срок исковой давности не пропущенным.

Таким образом, принимая во внимание установленные выше обстоятельства, суд первой инстанции пришел к верному выводу о наличии оснований для удовлетворения заявления о признания сделок недействительными.

Доводы апеллянта о том, что часть оспариваемых платежей совершены после 05.06.2009, в связи с чем они могут быть могут быть оспорены только по специальным основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве, признан апелляционным судом несостоятельным, поскольку оспариваемые платежи совершены во исполнение одного договора займа, признанного судом недействительным.

Ссылка общество на то, что для применения положений ст. 10 ГК РФ, необходимо установить прямой умысел на причинение вреда, а также на положения ст. 15 ГК РФ во внимание не принимаются, поскольку в данном случае оспариваемые сделки признаны действительными на основании ст. 103 Закона о банкротстве.

Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В соответствии с п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» при применении последствий недействительности сделки займа (кредита, коммерческого кредита) суду следует учитывать, что сторона, пользовавшаяся заемными средствами, обязана возвратить полученные средства кредитору, а также уплатить проценты за пользование денежными средствами на основании п. 2 ст. 167 Кодекса за весь период пользования средствами.

В тех случаях, когда договор был заключен между гражданами на сумму, не превышающую 50-кратного установленного законом минимального размера оплаты труда, и не связан с осуществлением предпринимательской деятельности хотя бы одной из сторон, сторона обязана уплатить кредитору проценты за пользование средствами с момента, когда она узнала или должна была узнать о неосновательности пользования средствами.

В связи с этим в порядке применения последствий недействительности сделки суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии оснований для применения последствий недействительности оспоренных сделок в виде взыскания с ООО «УК «Металлургический холдинг» в пользу ОАО «ИК «Макси» денежных средства в размере 905 032 393,92 руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами по состоянию на 08.10.2014 в размере 397 548 970,40 руб. с продолжением начисления процентов по ставке 8,25% годовых на сумму задолженности в размере 905 032 393,92 руб. за период с 09.10.2014 по день фактической уплаты ООО «УК «Металлургический холдинг» названной задолженности.

Пределы рассмотрения дела в суде кассационной инстанции ограничены проверкой правильности применения судами норм материального и процессуального права, а также соответствия их выводов о применении нормы права установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам ( части 1 и 3 ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Выводы судов соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, отвечают правилам доказывания и оценки доказательств в соответствии с требованиями норм гл. 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Закона о банкротстве, сделаны с учетом задач и целей регулирования соответствующих процедур в рамках дела о банкротстве, являются законными и обоснованными.

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены судебных актов арбитражного суда, не выявлено.

При таких обстоятельствах суд кассационной инстанции не находит оснований для удовлетворения жалобы и отмены обжалуемых судебных актов.

Руководствуясь ст. 286 , 287 , 289 , 290 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

определение Арбитражного суда Свердловской области от 30.12.2014 по делу N А60-34628/2013 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.04.2015 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу конкурсного управляющего общества с ограниченной ответственностью «Управляющая компания «Металлургический холдинг» — без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном ст. 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.