Постановление пленума вас осаго

Верховным Судом РФ актуализированы разъяснения по применению Закона об ОСАГО

Указано, что при наступлении страхового случая потерпевший обязан уведомить страховщика о его наступлении в установленные сроки, и направить страховщику заявление о страховом возмещении с приложением документов, предусмотренных Правилами ОСАГО, а также представить на осмотр поврежденное в результате ДТП транспортное средство и/или иное поврежденное имущество. Если потерпевшим не представлено поврежденное имущество или его остатки для осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) в согласованную со страховщиком дату, страховщик согласовывает с потерпевшим новую дату осмотра и (или) независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков. Если потерпевший повторно не представляет поврежденное имущество или его остатки, результаты самостоятельно организованной потерпевшим независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков не принимаются для определения размера страхового возмещения.

В заявлении о страховом возмещении потерпевший должен, помимо прочего, сообщить о другом известном ему на момент подачи заявления ущербе, кроме расходов на восстановление поврежденного имущества, который подлежит возмещению (например, об утрате товарной стоимости, о расходах на эвакуацию транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия и т.п.). Разъясняется также, что передача документов страховщику может осуществляться только способами, обеспечивающими фиксацию их направления и доставку адресату.

В Постановлении также рассмотрены вопросы, касающиеся, в числе прочего:

порядка заключения договора ОСАГО;

оформления документов о ДТП в отсутствие сотрудников полиции;

перечня лиц, имеющих право на получение страхового возмещения по ОСАГО;

обязанностей страхователей и потерпевших в случае наступления страхового случая;

прямого возмещения убытков;

выплаты страхового возмещения и осуществления восстановительного ремонта;

особенностей осуществления страхового возмещения в связи с повреждением легкового автомобиля, находящегося в собственности гражданина и зарегистрированного в РФ;

ответственности страховщика за нарушение сроков выплаты страхового возмещения.

Как применять закон об ОСАГО: Разъяснения Верховного суда

Верховный суд дал указания судам, как рассматривать дела по ОСАГО.

Пленум Верховного суда в целях обеспечения единства практики применения судами законодательства, регулирующего отношения в области обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, дал подробные разъяснения, как должны рассматривать в судах дела по ОСАГО.

Новый документ отменяет ранее действующее Постановление Пленума Верховного суда РФ, которое касалось применения Федерального закона «Об ОСАГО». Новое же постановление, которое было принято Верховным судом РФ 26 декабря 2017 года, меняет ряд правил, по которым суды России должны рассматривать дела по спорам об ОСАГО.

Как отмечают юристы, новое Постановление Пленума ВС РФ «О применении судами законодательства об ОСАГО» в целом более демократично по отношению к водителям. Но, например, у автоюристов, для которых закон об ОСАГО стал настоящей золотой жилой, новое Постановление ВС РФ не вызвало энтузиазма. Ведь теперь группы автоюристов, которые выкупали право требования возмещения ущерба у пострадавших в ДТП, не смогут зарабатывать на этом прежние деньги.

Напомним, что долгое время в России действует множество групп автоюристов, которые перекупают у водителей, признанных пострадавшими в ДТП, права на требование возмещения ущерба со страховщика в судебном порядке. Затем юристы, как правило, формируют коллективные иски в суд, объединяя требования о возмещении ущерба в результате аварий группы водителей, признанных пострадавшими в ДТП.

В результате получается, что автоюристы требуют возмещения ущерба по авариям, в которых сами не участвовали, наживаясь, таким образом, на страховых компаниях. Самое плохое, что такие предприимчивые автоюристы, по сути, покупая право требования возмещения ущерба у потерпевших, выплачивают последним значительно меньше тех сумм, которые причитаются им согласно действующему закону об ОСАГО. То есть если бы потерпевшие самостоятельно обращались в страховые компании, то они бы получали гораздо большие суммы, чем при помощи автоюристов.

В итоге в стране появилась целая сфера полулегального бизнеса по выбиванию денежной компенсации за ДТП со страховых компаний.

Согласно новому Постановлению Верховного суда РФ, согласно действующему законодательству установлено, что в случае если пострадавший в аварии передает договор на право требования в получении ущерба, то передача права требования на компенсацию ущерба жизни и здоровью невозможна.

То есть все суды России теперь обязаны при рассмотрении гражданских дел по искам к страховым компаниям по компенсации ущерба учитывать только имущественный ущерб, в случае если эти иски поданы после переуступки прав на получение компенсации ущерба в результате ДТП.

В том числе Верховный суд разъяснил, что потерпевший в ДТП обязан не только уведомить страховую компанию об аварии, но и в установленные сроки направить страховой организации заявление о страховом возмещении и документы о ДТП.

Но главное – потерпевший обязан предоставить поврежденный автомобиль для осмотра.

Также ВС РФ разъяснил, что страховые организации вправе отказать в возмещении ущерба, если автотранспортное средство после аварии было утилизировано или отремонтировано до проведения независимой экспертизы, в результате чего невозможно установить первоначальные повреждения ТС и размер понесенных убытков.

Таким образом, если потерпевший сделал по своей инициативе независимую экспертизу поврежденного авто, не согласовав ее со страховщиком, то в выплате компенсации за ущерб страховой компанией может быть отказано.

Еще один важный момент касается подачи заявления потерпевшего в страховую компанию о возмещении ущерба, причиненного автомобилю. Так, согласно разъяснениям Верховного суда РФ, в заявлении о страховом возмещении потерпевший должен сообщить страховщику, помимо основного ущерба, причиненного автомобилю, и другие известные ему траты, связанные с ДТП. В заявлении о страховом возмещении потерпевший должен указать затраты на эвакуатор (если машина эвакуировалась с места аварии), сумму, которая привела, по мнению владельца ТС, к утрате товарной стоимости автомобиля, и другие данные о косвенном ущербе.

И, наконец, ВС РФ разъяснил порядок направления страховщику заявления о выплате. Теперь потерпевший или его представитель не имеет право подавать заявление страховщику в форме простой письменной корреспонденции (т. е. без регистрации почтовых отправлений, например обычным письмом). Это означает, что потерпевший в аварии или его представитель либо истец, получивший на законных основаниях право требовать возмещение ущерба по ДТП, должны подавать заявление о выплате ущерба в страховую компанию либо обратившись лично в офис компании, либо заказным письмом или ценной почтовой корреспонденцией в адрес страховщика. В том числе заявление может быть подано регистрируемым отправлением через курьерские службы.

Как вы уже поняли, новое Постановление Верховного суда РФ «О применении судами законодательства об ОСАГО» направлено на устранение несовершенства законодательства и различных лазеек в законе, которые массово используются автоюристами, скупающими у потерпевших в ДТП права требования возмещения ущерба со страховых компаний.

Напомним, что схема подобной работы автоюристов проста:

1. Выплата потерпевшим в авариях определенной суммы;

2. Подписание договора переуступки права требования возмещения ущерба со страховой компании;

3. Подача искового заявления в суд;

4. Получение согласно постановлению суда причитающегося ущерба (сумма, как правило, больше той, которую автоюристы отдали потерпевшему владельцу авто).

Пленум ВС РФ опубликовал постановление по ОСАГО

Пленум ВС РФ опубликовал постановление от 26.12.2017 N 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств». Документ обсуждался и дорабатывался несколько месяцев. В нем 33 страницы и множество важных выводов, которыми должны руководствоваться российские суды, рассматривая споры об ОСАГО. В частности, Пленум ВС РФ указал, что утрата товарной стоимости автомобиля подлежит возмещению, даже когда автомобиль ремонтируется по ОСАГО. А вот стоимость восстановительного ремонта автомобиля, принадлежащего гражданину и зарегистрированного в РФ, определяется без учета износа деталей. Об этих и других выводах ВС РФ в нашем обзоре.

Судьи отметили, что споры по договорам ОСАГО являются одной из самых распространенных категорий гражданских дел в судах общей юрисдикции. По данным Судебного департамента при ВС РФ, только за первое полугодие 2017 года в суды поступило более 210 тысяч таких исков, что составляет более 3% от общего количества исковых заявлений. В связи с тем что законодательные нормы по ОСАГО постоянно меняются, Верховный суд решил обновить правила применения законодательства судьями, для слаженности работы судебной системы в этом вопросе. Предыдущее постановление Пленума ВС РФ по ОСАГО вышло в 2015 году. Теперь судьи фактически дополнили этот документ, поскольку многие выводы, сделанные тогда, были просто продублированы.

Особенности оформления «европротокола»

Тема «европротокола», как отмечают судьи ВС РФ, очень популярна в судебной практике. По данным Российского союза автостраховщиков, в 2016 году примерно 30% страховых случаев после ДТП были оформлены без вызова полиции на место аварии. Лимит выплат в этом случае в 2017 году составлял 50 тыс. рублей, если ДТП произошло не в Москве, Санкт-Петербурге, Московской и Ленинградской областях и если не использовались средства технической фиксации, а с 1 июня 2018 года он увеличивается до 100 тыс. рублей. Соответствующий закон в последних числах декабря подписал Президент России Владимир Путин.

Верховный суд подчеркивает, что стороны аварии должны договориваться о размере суммы возмещения в пределах установленного лимита. Пострадавшая сторона не может требовать от страховой компании суммы, превышающей установленный лимит. Такие иски в суде обречены. Однако сама страховая компания имеет право заявить регрессивные требования к виновнику аварии.

Общение участников ДТП

Судьи указали, что нередко при совершении ДТП водители общаются на повышенных тонах и прибегают к угрозам. Поэтому, если автовладелец считает, что сделка, заключенная с другим участником ДТП, противоречит его интересам, он имеет право потребовать в судебном порядке возмещения убытков в виде разницы между страховой выплатой и фактическим размером ущерба. Но только после того, как суд признает недействительным первоначальное соглашение участников дорожно-транспортного происшествия. То есть обращаться в суд в этом случае нужно дважды:

  1. чтобы оспорить соглашение;
  2. чтобы взыскать убытки.

Если же автовладельца, пострадавшего в аварии, ввели в заблуждение или применили к нему насилие и угрозы, это является безусловным основанием для признания сделки недействительной. Но для этого, как подчеркивает ВС РФ, нужны весомые доказательства. Если суд сочтет их обоснованными, то пострадавшая сторона сможет требовать полного возмещения ущерба с виновника ДТП в соответствии с установленным Гражданским кодексом порядком, при чем в рамках одного иска.

Электронные полисы ОСАГО

Автовладельцы получили возможность приобретать электронные полисы ОСАГО через интернет с 1 июля 2015 года. Судьи отметили некоторые спорные моменты этой нормы. В частности, они укакзали, что автовладельцы при оформлении электронного полиса имеют техническую возможность внести в систему недостоверные данные о застрахованном автомобиле, снизив тем самым сумму страховой премии, которую нужно уплатить. Причины этому могут быть разные: от банальной ошибки до умышленных действий в целях экономии. В судебной практике это приводит к противоречивым итогам. Иногда судьи признавали договоры ОСАГО с недостоверными сведениями незаключенными, и потерпевшие оставались без возмещения.

Однако Пленум ВС РФ указал на ошибочность такого подхода. Судьи указали, что действия автовладельца в такой ситуации не являются основанием для признания договора страхования незаключенным и не освобождают страховщика от страхового возмещения при наступлении страхового случая. При этом, если недостоверность сведений будет установлена, то страховая компания получает право предъявить к такому лицу регрессное требование в размере произведенной страховой выплаты, а также на сумму недоплаты премии. Но только после фактического наступления страхового случая.

Верховный суд запретил застрахованным по полису ОСАГО лицам передавать по договору уступки требования права потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, на компенсацию морального вреда, а также право на получение штрафа. Этому вопросу посвящен отдельный раздел постановления. Тем самым судьи решили бороться с так называемыми автоюристами. Они подчеркнули, что заключить договор уступки требований автовладелец, пострадавший в ДТП, может только после того, как суд присудит компенсацию морального вреда и штрафы. В остальных случаях всю сумму страхового возмещения должен получить пострадавший, и только потом самостоятельно рассчитаться со своим представителем.

Верховный суд РФ обобщил практику судебных дел по ОСАГО

Рассмотренный сегодня проект постановления пленума Верховного суда РФ о применении судами законодательства об ОСАГО запрещает использование б/у деталей при натуральном возмещении, допускает расторжение соглашения по европротоколу и отменяет право автоюристов на получение компенсации морального вреда и штрафа.

Одним из самых важных разъяснений, касающихся натурального возмещения в ОСАГО, стал запрет на использование бывших в употреблении деталей при восстановительном ремонте автомобиля. «В каком-то смысле это компенсационный механизм: если гражданина «загоняют» в форму натурального возмещения, тогда дайте ему что-то взамен этого. Эта ситуация не от хорошей жизни: человеку нанесен вред, поэтому нужно сделать все для того, чтобы ему его возместили качественно и в краткие сроки», − отмечает судья и секретарь Пленума ВС РФ Виктор Момотов, подчеркивая, что у страховщика есть только 30 дней, чтобы провести ремонт автомобиля клиента. Часть постановления пленума ВС о натуральном возмещении также разъясняет методику расчета стоимости восстановительного ремонта. Согласно документу, она должна учитывать износ деталей автомобиля.

Часть постановления, посвященная европротоколу, уточняет, что этот документ − гражданско-правовая сделка между виновником ДТП и пострадавшим. ВС РФ поясняет, что она может быть расторгнута в случае, если одна из сторон вела себя недобросовестно. «Если вас ввели в заблуждение или заставили подписать европротокол, то в будущем вы можете признать эту сделку недействительной, ничтожной. Свобода выбора всегда есть», − говорит Момотов.

Пленум ВС РФ также рассмотрел тему автоюристов в своем постановлении. Так, Верховный суд посчитал необходимым ввести запрет на передачу права пострадавшего в ДТП на возмещение вреда жизни и здоровью, на компенсацию морального вреда и на получение штрафа. «Мы не говорим о том, что потерпевший не может иметь представителя. Но, если он его имеет, то пусть сам потерпевший получает деньги и сам ими распорядится, [иначе] получается непропорциональное возмещение. Приходит представитель и говорит: «вы получите возмещение, а все, что касается штрафа и неустойки, получим мы, если выиграем дело». А мы полагаем, что эти деньги должен получить потерпевший, и это отвечает смыслу закона», − поясняет судья ВС РФ.

Ведущий научный сотрудник института государства и права РАН Лариса Санникова видит опасность смешения понятий «автоюристы» и «мошенники». «Сама процедура, когда гражданин передает свои права и не ходит по судам, нацелена на защиту прав граждан. Поэтому не стоит ставить знак равенства между автоюристами и мошенниками. Права потребителя должны защищаться в полном объеме, и в постановлении эта позиция нашла очень четкое и правильное отражение», − сказала она.

В разработке данного проекта постановления Пленума Верховного суда РФ приняли участие судьи судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, представители Генпрокуратуры и Минюста, Банка России, Роспотребнадзора, научно-образовательных организаций, а также объединения страхователей и страховщиков. По словам представителей Верховного суда, при разработке проекта приоритетом была защита интересов гражданина.

По итогам заседания проект постановления был направлен на доработку в редакционную комиссию. Планируется, что следующее заседание по нему состоится 26 декабря, и документ будет принят до конца года.

Комментарий к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ об обязательном автостраховании (Сироткина А.А.)

Дата размещения статьи: 26.07.2016

Постановление Пленума ВС РФ от 29.01.2015 N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Постановление N 2) явилось первым разъяснением объединенного Верховного Суда.
Необходимость разъяснений была вызвана целым рядом факторов. Первым из них может быть названо вступление в силу изменений в Федеральный закон от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее — Закон об ОСАГО) и Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных Положением Центрального банка РФ от 19.09.2014 N 431-П (далее — Правила страхования). Вторым не менее важным фактором стало стремление к унификации подходов правоприменительной практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов. При этом важно было учитывать существующие разъяснения по страхованию, в частности Постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 N 20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» (далее — Постановление N 20), информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 N 75 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования» (далее — письмо N 75), а также практику Президиума ВАС РФ по конкретным делам.
———————————
Изменения внесены Федеральным законом от 21.07.2014 N 223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Одним из первых разъясняемых вопросов было соотношение Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей) и Закона об ОСАГО. Итогом разъяснения стало ограничительное применение Закона о защите прав потребителей. Во-первых, было подчеркнуто его распространение исключительно на страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств, когда оно осуществляется только для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности (п. 2). При этом предполагалось ввести презумпцию: в случае когда договор ОСАГО заключен гражданином — индивидуальным предпринимателем, но из текста договора напрямую не следует, что он заключен именно индивидуальным предпринимателем, то к такому договору применяются правила Закона о защите прав потребителей. Остается сожалеть, что в комментируемом Постановлении обозначенная презумпция отражения не нашла.
При этом, даже допуская применение Закона о защите прав потребителей к рассматриваемым отношениям, ВС РФ ограничил его применение в случаях уступки прав по договору ОСАГО, несения ответственности за нарушение договора страховой компанией. Например, в п. 19 Постановления N 2 анализируется ситуация, когда потерпевший уступает права требования по договору ОСАГО. Передача прав, принадлежащих потерпевшему как потребителю (в частности, права на выбор суда, на компенсацию морального вреда), не допускается.
Говоря о том, в какой степени к отношениям из договора ОСАГО могут применяться нормы Закона о защите прав потребителей об ответственности, отметим, что если речь идет о взыскании штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего, то законодательство о защите прав потребителей применяется при наступлении страхового случая до 01.09.2014 и ранее (п. 60 Постановления N 2).
Во-вторых, спорным было применение Закона о защите прав потребителей к отношениям между потерпевшим и профессиональным объединением страховщиков в связи с компенсационными выплатами. Их специфика состоит в том, что Российской союз автостраховщиков (РСА) вступает в отношения по выплате страхового возмещения в ситуации, когда деятельность страховой компании затруднена, ее финансовое состояние находится под угрозой (отозвана лицензия, введена одна из процедур, применяемых в банкротстве), а для случаев возмещения вреда, причиненного здоровью, — также при отсутствии страхового полиса ОСАГО у причинителя вреда. Право на получение компенсационной выплаты взамен неполученного страхового возмещения является гарантией защиты прав потерпевших в ДТП. Профессиональное объединение страховщиков в отличие от страховой компании не несет непосредственной обязанности по выплате страхового возмещения, а лишь компенсирует отсутствие такой выплаты. На аналогию отношений, а не на точное их совпадение указывается и в п. 1 ст. 19 Закона об ОСАГО. По этой причине законодательство о защите прав потребителей на отношения между РСА и потерпевшими не распространяется (п. 2 Постановления N 2).
В то же время РСА не может быть освобожден от ответственности, если допустит нарушения, связанные с компенсационными выплатами, в связи с чем предусмотренные Законом об ОСАГО неустойка, финансовая санкция и штраф применяются и к профессиональному объединению страховщиков (п. 66 Постановления N 2).
Комментируемое Постановление позволило разрешить вопросы о действии во времени изменений, внесенных в Закон об ОСАГО. Новеллой этого Закона стало введение обязательного претензионного порядка для урегулирования спора о выплате страхового возмещения (абз. 2 п. 1 ст. 16.1). Необходимо было установить, к каким спорам применяется это правило: к спорам, по которым исковое заявление подано после 01.09.2014, к спорам, где страховой случай наступил после 01.09.2014, или к спорам из договоров ОСАГО, заключенных после 01.09.2014?
Для ответа на данный вопрос важно понять, что представляет собой претензионный порядок: является ли он сугубо гражданско-правовым институтом или в большей степени относится к сфере процессуального права (т.е. его соблюдение служит одним из необходимых условий для «входа в суд»)? При выборе последнего варианта с очевидностью необходимо было бы обратиться к нормам ч. 3 ст. 1 ГПК РФ и ч. 4 ст. 3 АПК РФ о применении процессуального законодательства, действующего во время разрешения спора и рассмотрения дела. Это привело бы к неизбежному требованию судами доказательств соблюдения претензионного порядка по всем делам, где исковые заявления поданы после 01.09.2014.
Вместе с тем традиционно правила о претензиях находятся в сфере действия гражданского права, что на первый взгляд позволяет применить к спорам из договоров ОСАГО правило ст. 422 ГК РФ: если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила — иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия договора сохраняют силу. Однако специфика претензий состоит в том, что их целью является урегулирование спора и одновременно соблюдение условий для дальнейшего беспрепятственного обращения в суд, что в большей мере свидетельствует о публично-правовой составляющей в регулировании претензий и, соответственно, позволяет отвергнуть предложение о применении ст. 16.1 Закона об ОСАГО исключительно к договорам, заключенным после 01.09.2014. Учитывая изложенное, третий подход, согласно которому требования о необходимости соблюдения претензионного порядка подлежат применению, если после 01.09.2014 произошел страховой случай, представляется самым обоснованным, что и нашло отражение в п. 7 комментируемого Постановления.
Однако не может быть признано удачным само разъяснение об определении момента, с которого потерпевший вправе подать претензию. Согласно п. 8 Постановления N 2 она может быть подана со дня, когда заявитель узнал или должен был узнать об отказе страховщика от выплаты страхового возмещения или о выплате его не в полном объеме, либо со дня, следующего за днем истечения двадцатидневного срока, за исключением нерабочих праздничных дней, со дня подачи заявления о страховой выплате с представлением всех необходимых документов для принятия решения страховщиком (п. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО).
Поддерживая общую идею об определении момента в зависимости от того, когда потерпевший узнал об отказе (невыполнении требований, истечении срока для их выполнения), тем не менее мы не можем признать удачной формулировку «со дня подачи заявления о страховой выплате с представлением всех необходимых документов». Какие документы являются необходимыми?
———————————
В одном из вариантов проекта предлагалось акцентировать разъяснение сообразно практике арбитражных судов, сформированной, в частности, Постановлением Президиума ВАС РФ от 18.10.2012 N 7315/12.

Ознакомьтесь так же:  Как оформить бронь билета для визы

Не секрет, что страховые компании, получив определенный пакет документов от потерпевшего, зачастую умалчивают о своих претензиях к их составу или содержанию. Впоследствии при рассмотрении спора они заявляют возражение против иска о взыскании суммы страхового возмещения со ссылкой на несоблюдение потерпевшим обязательного претензионного порядка, что может повлечь оставление такого иска без рассмотрения на основании ст. 222 ГПК РФ, ст. 148 АПК РФ.
Частично разъяснение содержится в п. 43 комментируемого Постановления. Страховщик не имеет права требовать от потерпевшего представить большее число документов, чем установлено Правилами страхования (абз. 7 п. 1 ст. 12 Закона об ОСАГО). Более того, при недостаточности документов, подтверждающих факт наступления страхового случая и размер подлежащего возмещению страховщиком вреда, страховщик должен совершить активные действия для их восполнения: он обязан в течение трех рабочих дней со дня получения документов по почте, а при личном обращении к страховщику — в день обращения с заявлением о страховой выплате или прямом возмещении убытков сообщить потерпевшему о недостающих или неправильно оформленных документах (абз. 5 п. 1 ст. 12 Закона об ОСАГО) .
———————————
Идея о необходимости совершения страховщиком активных действий в процессе решения вопроса о выплате страхового возмещения также заложена в п. 47 комментируемого Постановления: непредставление поврежденного транспортного средства или иного поврежденного имущества на осмотр и/или для проведения независимой технической экспертизы, независимой экспертизы (оценки) либо выполнение их ремонта или утилизации до организации страховщиком осмотра не влекут безусловного отказа в выплате потерпевшему страхового возмещения (полностью или в части). Такой отказ может иметь место только в случае, если страховщик принимал надлежащие меры к организации осмотра поврежденного транспортного средства (оценки иного имущества), но потерпевший уклонился от него и отсутствие осмотра (оценки) не позволило достоверно установить наличие страхового случая и размер убытков, подлежащих возмещению (п. 20 ст. 12 Закона об ОСАГО).

Не вполне ясны последствия возникновения спора между потерпевшим и страховой компанией относительно достаточности/недостаточности документов и сведений в них. В Постановлении N 2 отражены только последствия отсутствия в документах необходимых сведений: не решая вопрос о том, соблюден ли претензионный порядок, ВС РФ разъяснил, что в таком случае, в том числе при непредставлении документов по запросу страховщика, страховая организация как должник, не исполнивший требования ввиду просрочки кредитора (п. 3 ст. 405 ГК РФ), освобождается от уплаты неустойки, финансовой санкции, штрафа и компенсации морального вреда. Эту формулировку вряд ли можно признать удачной, поскольку она допускает толкование, согласно которому страховая компания может освободиться от применения к ней мер ответственности независимо от того, предпринимала ли она действия по восполнению недостающих сведений.
Вопрос о последствиях спора о достаточности документов и определения того, в какой момент претензионный порядок считается соблюденным, напрямую в комментируемом Постановлении не разрешен. Хочется надеяться, что практика восполнит этот пробел и будет по аналогии с подходом к недостаточности сведений оценивать, насколько активно страховая компания стремилась устранить возникшие недостатки, и признавать претензионный порядок соблюденным с учетом действий обеих сторон.
Однако важно обратить внимание на непоследовательность законодателя во введении правил о претензионном порядке: закрепив его для споров о взыскании страхового возмещения с 01.09.2014, он отменяет его для указанных споров с 01.07.2015 (п. 15 ст. 5 Федерального закона от 21.07.2014 N 223-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»). Соответствующие разъяснения ВС РФ утратят свою актуальность.
Рассматривая вопросы, касающиеся обращения в суд с иском о взыскании суммы страхового возмещения, ВС РФ не обошел вниманием проблему выбора филиала страховой компании, по местонахождению которого может быть подан иск. Часть 5 ст. 36 АПК РФ и ч. 2 ст. 29 ГПК РФ устанавливают общее правило: иск к юридическому лицу, вытекающий из деятельности его филиала, представительства, расположенных вне местонахождения юридического лица, может быть предъявлен в арбитражный суд по местонахождению юридического лица или его филиала, представительства.
Отсутствие критериев выбора конкретного филиала юридического лица при подаче искового заявления о взыскании страхового возмещения (филиала, которым выдан соответствующий страховой полис, либо филиала по месту наступления страхового случая) породило в судебной практике различные подходы к определению подсудности. Сторонники формального подхода исходят из того, что соответствующий иск может быть заявлен только к тому филиалу, который оформил договор ОСАГО. В то же время это создает определенные сложности для потерпевших, так как договор ОСАГО действует на всей территории РФ и ДТП может произойти далеко от места заключения договора, но в непосредственной близости от места жительства должника. Для потерпевших-граждан это нивелируется правилами альтернативной подсудности, заложенными в Законе о защите прав потребителей (ст. 17): иск, в частности, может быть предъявлен по месту жительства или пребывания потерпевшего-потребителя. Для потерпевших — юридических лиц такие правила отсутствуют.
Отметим, что в деятельность филиала страховщика входит не только заключение договоров страхования и исполнение заключенных именно этим филиалом страховщика договоров, но и исполнение обязательств по договорам страхования, заключенным от имени страховщика другими филиалами, если страховой случай произошел на территории, покрываемой юрисдикцией этого представителя страховщика в субъекте Российской Федерации. Обращение потерпевшего с заявлением о страховой выплате к представителю страховщика порождает у последнего права и обязанности, установленные Законом об ОСАГО. Соответственно, споры, связанные с исполнением таких обязанностей, будут вытекать из непосредственной деятельности представителя (филиала) страховщика.
Эта логика и легла в основу подхода, закрепленного в п. 5 комментируемого Постановления, и может быть применена в спорах как с потребителями, так и с юридическими лицами. Предполагается альтернатива в выборе подсудности: иск может быть предъявлен как по местонахождению филиала, которым заключен договор, так и по местонахождению филиала, принявшего заявление о выплате страхового возмещения.
Нельзя не отметить, что в разъяснении имеется неточность: необходимо говорить скорее не о филиале, принявшем заявление о страховой выплате, а о филиале, уполномоченном на принятие такого заявления, которому потерпевший направил соответствующее требование. Кроме того, это разъяснение не решает до конца проблему чрезвычайно малого числа филиалов (представительств) страховой компании, уполномоченных на принятие такого заявления, актуальную для ряда регионов (так, по данным РСА, у одной из крупных страховых компаний, осуществляющей деятельность на территории Ярославской области, полномочия по приему заявлений потерпевших предоставлены только одному филиалу — отделу урегулирования убытков, расположенному в Переславле-Залесском, в то время как собственно филиалов страховой компании в этом регионе более двадцати). Думается, что более верно будет предоставлять потерпевшему право на обращение с заявлением в любой из удобных филиалов страховой компании в регионе и определять подсудность спора по местонахождению такого филиала.
Важно также обратить внимание на случаи, когда договоры ОСАГО заключаются от имени юридического лица страховыми агентами или территориальными подразделениями, находящимися в ином регионе и не обладающими статусом филиала или представительства: подсудность споров здесь определяется по общим правилам определения территориальной подсудности (ст. 28 ГПК РФ, ст. 35 АПК РФ), т.е. по местонахождению самого юридического лица — страховой компании.
Спорным вопросом явилось соотношение способов защиты прав потерпевшего: конкуренция договорного иска о взыскании суммы страхового возмещения в порядке ст. 931 ГК РФ, предъявляемого к страховой компании, и деликтного иска к причинителю вреда на основании ст. 1064 ГК РФ, а также о праве потерпевшего на выбор способа защиты.
По правилам ст. 1072 ГК РФ лицо, ответственность которого застрахована в порядке обязательного страхования в пользу потерпевшего, отвечает за причиненный вред в случае недостаточности страхового возмещения в виде разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба. В то же время исходя из положений ст. 1064 ГК РФ потерпевший вправе предъявить требования о возмещении вреда непосредственно причинителю. Наряду с этим Закон об ОСАГО предусматривает обязанность страхователя, которым к причинителю предъявлен иск о возмещении причиненного вреда, привлечь к участию в деле страховщика, а также закрепляет последствия невыполнения этой обязанности: страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имеет в отношении требования о возмещении вреда (п. 2 ст. 11). При этом не указано, в каком качестве страховщик должен быть привлечен к участию в деле (как третье лицо или соответчик). Кроме того, положения этой нормы также допускают существование иска, предъявляемого непосредственно к причинителю, без участия страховщика.
В судебной практике сложилось два подхода к применению указанных норм. Согласно первому право истца на предъявление иска к непосредственному причинителю вреда не может быть ограничено фактом страхования ответчиком своей ответственности и потерпевший вправе выбрать, к кому и с каким иском обращаться .
———————————
См.: Постановления ФАС Московского округа от 09.06.2014 по делу N А41-37059/2013; ФАС Северо-Западного округа от 18.02.2010 по делу N А13-6141/2009; Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.09.2013 по делу N А32-5503/2012.

Необходимо обратить внимание на практику КС РФ, который в Постановлении от 31.05.2005 N 6-П указывает на различие страхового и деликтного обязательств. Смешение этих обязательств и их элементов, одним из которых является порядок реализации потерпевшим своего права, приводит к подмене одного гражданско-правового института другим и влечет неблагоприятные последствия для стороны, в интересах которой он устанавливался, в данном случае — потерпевшего в ДТП, чем ущемляются его конституционные права и свободы.
Кроме того, в действующем законодательстве содержится самостоятельное регулирование деликтных и договорных обязательств и отсутствуют правила, каким-либо образом ограничивающие право потерпевшего на выбор способа защиты нарушенных прав. В частности, нет указания на предъявление требования исключительно к страховой компании, а не причинителю вреда. Также не установлено правил о последовательном использовании различных способов защиты: первоочередного обращения к страховой компании, а в случае превышения суммы ущерба страховых лимитов — субсидиарно к причинителю вреда.
Интересы причинителя вреда, застраховавшего свою ответственность, защищены и в случае предъявления потерпевшим иска непосредственно к нему: впоследствии он вправе обратиться с иском к страховой компании о возмещении денежных сумм, уплаченных им во исполнение деликтных требований. На это право причинителя КС РФ указывает также в Определении от 10.10.2013 N 1590-О, подчеркивая, что положения ст. 1 и 6 Закона об ОСАГО, определяющие для целей данного Закона понятия «страховой случай», «объект обязательного страхования» и «страховой риск», не могут рассматриваться в качестве лишающих страхователя как стороны в договоре обязательного страхования гражданской ответственности при предъявлении к нему требования возместить причиненный им вред права предъявить страховщику требование о страховой выплате в размере возмещения, произведенного потерпевшему.
Вопрос о последствиях возмещения вреда причинителем потерпевшему был предметом рассмотрения ВС РФ еще в 2006 г. В Обзоре практики ВС РФ за I квартал 2006 г. (ответ на вопрос 24) отмечается, что в соответствии с п. 2 ст. 11 Закона об ОСАГО о случаях причинения вреда при использовании транспортного средства, которые могут повлечь за собой гражданскую ответственность страхователя, он обязан сообщить страховщику в установленный договором обязательного страхования срок и определенным этим договором способом. При этом страхователь до удовлетворения требований потерпевших о возмещении причиненного им вреда должен предупредить об этом страховщика и действовать в соответствии с его указаниями, а если страхователю предъявлен иск — привлечь страховщика к участию в деле. В противном случае страховщик имеет право выдвинуть в отношении требования о страховой выплате возражения, которые он имел в отношении требований о возмещении причиненного вреда. Следовательно, Закон об ОСАГО не запрещает страхователю лично возместить причиненный потерпевшему вред жизни, здоровью или имуществу. Однако если страхователь самостоятельно возместит потерпевшему вред, он сберегает денежные средства, которые страховщик обязан выплатить последнему при наступлении страхового случая, поэтому выплаченные суммы в силу ст. 1102 ГК РФ подлежат возврату как неосновательное обогащение.
Второй подход состоит в том, что предъявление иска к причинителю вреда возможно лишь в случае недостаточности страхового возмещения . Опираясь на те же нормы (ст. 1064 ГК РФ, п. 2 ст. 11 Закона об ОСАГО), его сторонники указывают на то, что по смыслу приведенных норм возмещение вреда самим причинителем вреда, чья ответственность застрахована, до выплат со стороны страховой компании возможно только в добровольном порядке, поскольку исходя из существа института страхования Закон об ОСАГО имеет своей целью защитить не только права потерпевшего на возмещение вреда, но и интересы страхователя — причинителя вреда. И лишь при выходе за пределы ответственности страховщика потерпевший в силу положений ст. 931, 935 и 1072 ГК РФ имеет право на возмещение причинителем разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.
———————————
См.: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 03.02.2010 по делу N А56-11364/2009; ФАС Северо-Кавказского округа от 17.01.2014 по делу N А32-5503/2012.

Отметим, что этот подход основан на разъяснениях ВС РФ, содержащихся в Обзоре законодательства и судебной практики ВС РФ за I квартал 2007 г., утвержденном Постановлением Президиума ВС РФ от 30.05.2007. В ответе на вопрос N 11 в Обзоре указано, что вопрос о возмещении вреда самим лицом, чья ответственность застрахована, решается в зависимости от выраженного им согласия на такое возмещение либо отсутствия такого намерения. В последнем случае к участию в деле должен быть привлечен страховщик и тогда независимо от того, настаивает ли потерпевший на возмещении вреда его причинителем, ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования, суду следует отказать потерпевшему в иске.
Однако если страхователь (причинитель вреда) не заявил требование о привлечении к участию в деле страховщика, а выразил намерение возместить причиненный ущерб лично, то вред, причиненный в результате ДТП, может быть возмещен в полном объеме непосредственно его причинителем, ответственность которого застрахована на основании общих правил о возмещении вреда (ст. 1064, 1079 ГК РФ).
В то же время и у первого, и у второго подходов есть существенный недостаток: они допускают рассмотрение требования к причинителю вреда в отрыве от требования к страховой компании (при втором подходе — в случае согласия на это причинителя вреда). Это неизбежно ведет к усложнению процесса, его многоступенчатости, возникновению споров об основаниях и объеме выплаты страхового возмещения и суммы ущерба, возмещаемого причинителем. По этой причине в целях процессуальной экономии, обеспечения максимальной защиты прав не только потерпевшего, но и причинителя вреда в комментируемом Постановлении предложена модель единого процесса, в ходе которого одновременно рассматриваются споры и к страховой компании, и к причинителю вреда (п. 6 Постановления N 2). Нельзя не заметить, что с точки зрения процессуальных правил такая конструкция не вполне обоснованна. Привлекая страховую компанию в процесс, суд, по сути, вынуждает истца становиться истцом не только по деликтному, но и по договорному иску. Кроме того, имеет место расширительное толкование ч. 6 ст. 46 АПК РФ, поскольку рассматриваемый пример не относится к случаям, в которых арбитражный суд вправе по собственной инициативе привлекать ответчика.
Привлечение страховой компании в процесс влияет на его ход. Так, при несоблюдении претензионного порядка (заметим, что в случае, когда иск первоначально заявлялся только к причинителю вреда, потерпевший мог и не направлять претензию страховой компании) исковые требования как к страховщику, так и к причинителю вреда должны быть оставлены без рассмотрения на основании абз. 2 ст. 222 ГПК РФ и п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ (п. 9 Постановления N 2).
Тесно связан с описанной проблемой вопрос об объеме возмещения убытков, причиненных, в частности, имуществу. Размер такого возмещения, уплачиваемого страховой компанией, определяется как сумма расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая. При этом Закон об ОСАГО ограничивает возмещение вреда за счет страховщика установлением предельного размера страховой суммы (ст. 7) и вычетом стоимости износа комплектующих изделий, подлежащих замене, в случае восстановительного ремонта при повреждении транспортного средства, который не может превышать 50% их стоимости (п. 19 ст. 12). Это правило работает как при выборе потерпевшим возмещения в денежном выражении, так и при направлении транспортного средства на станцию техобслуживания (п. 35 Постановления N 2). В то же время, как правило, размеры реальных расходов, понесенных потерпевшим на восстановление транспортного средства, и расходов с учетом износа не совпадают, поскольку при замене комплектующих используются новые, а не подержанные детали. Более того, при ремонте машины, находящейся на гарантии, владелец даже не вправе предложить заменить поврежденную деталь изношенной. Несоблюдение условия об обслуживании таких автомобилей только в сервисных центрах официальных дилеров, как правильно указывают суды, является основанием для прекращения гарантийных обязательств, в связи с чем при наступлении гарантийного случая лицо понесет дополнительные убытки.
Обратим внимание на то, что целью Закона является защита интересов потерпевшего таким образом, чтобы он не нес никаких финансовых потерь вследствие вынужденного участия в ДТП. Эта цель отвечает и общему принципу полного возмещения убытков, установленному ст. 15 ГК РФ. А значит, возникает вопрос: вправе ли потерпевший, а равно страховщик по автокаско, обращаться по правилам главы 59 ГК РФ к причинителю вреда с требованием о возмещении разницы между реальными расходами, необходимыми для приведения транспортного средства в состояние, предшествовавшее повреждению и необходимое для дальнейшего использования владельцем, и расходами, определенными с учетом износа?
По этому вопросу в судах общей юрисдикции и арбитражных судах сложилась разная практика. Так, в Определении от 02.09.2011 N 53-В11-10 ВС РФ указал, что доаварийная стоимость принадлежащего истцу транспортного средства с учетом эксплуатационного износа по состоянию на день ДТП представляет собой реальный ущерб, который подлежит возмещению. Доказательства, подтверждающие произведенные расходы по восстановлению транспортного средства, не были приняты во внимание со ссылкой на недопустимость получения потерпевшей улучшений своего имущества за счет причинителя вреда без оснований, установленных Законом.
ВАС РФ, напротив, указывал, что, в отличие от законодательства об ОСАГО, ГК РФ провозглашает принцип полного возмещения вреда (ст. 15). Этот принцип подлежит применению судом с исключением в каждом конкретном споре неосновательного значительного улучшения транспортного средства после восстановительного ремонта с установкой новых комплектующих изделий, влекущего увеличение его стоимости за счет причинившего вред лица .
———————————
См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 15.02.2011 N 12658/10.

Ознакомьтесь так же:  Госпошлина по-китайски

Закон об ОСАГО в новой редакции также не внес ясности в решение поставленного вопроса. Согласно абз. 2 п. 23 ст. 12 Закона с лица, причинившего вред, может быть взыскана сумма в размере части требования, оставшейся неудовлетворенной в соответствии с настоящим Федеральным законом.
В п. 25 и 28 Постановления N 2 имеются разъяснения о праве страховщика, выплатившего возмещение по договору добровольного имущественного страхования, обратиться к причинителю вреда в части, превышающей сумму страховой выплаты по ОСАГО. При этом решение вопроса об объеме возмещения завуалировано, поскольку хоть оно и представляет собой общее правило, тем не менее содержится в пункте, посвященном возмещению дополнительных расходов, которые несет потерпевший. ВС РФ выработал компромиссный подход: исходя из положений ст. 15 ГК РФ во взаимосвязи с абз. 2 п. 23 ст. 12 Закона об ОСАГО с причинителя вреда на основании главы 59 ГК РФ могут быть взысканы лишь убытки, превышающие предельный размер страховой суммы. Таким образом, складывается несколько парадоксальная ситуация: если страховщик возместил убытки на сумму 300 тыс. руб., а реальные расходы составили 390 тыс. руб., то потерпевший не вправе получить возмещение с причинителя вреда в виде разницы 90 тыс. руб., поскольку эти расходы находятся в пределах страховой суммы. Если же реальные расходы в рассматриваемом примере составили бы 410 тыс. руб., то иск к причинителю будет удовлетворен на сумму 10 тыс. руб. В таком виде разъяснение не может быть признано удачным.
Говоря о возмещении расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая, важно было решить, обязана ли страховая компания возмещать утрату товарной стоимости транспортного средства (далее — УТС), т.е. убытки, представляющие собой уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие ДТП и последующего ремонта.
Практика судов по этому вопросу различается. Так, одни суды исходят из того, что УТС должна учитываться в составе страхового возмещения, поскольку уменьшение потребительской стоимости транспортного средства нарушает права его владельца, относится к реальному ущербу наряду со стоимостью ремонта и запасных частей автомобиля и охватывается понятием расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая (п. 18 ст. 12 Закона об ОСАГО) . Идея квалификации УТС как реального ущерба проведена в п. 41 Постановления N 20.
———————————
Данная правовая позиция опирается на разъяснения, изложенные в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ от 10.08.2005 «Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за второй квартал 2005 года»; решении ВС РФ от 24.07.2007 N ГКПИ07-658; Определениях Верховного суда Республики Татарстан от 18.07.2013 по делу N 33-8510/2013; Архангельского областного суда от 02.09.2013 по делу N 33-5081/2013.
Аналогичный подход имеет место в практике арбитражных судов. См.: Постановления Президиума ВАС РФ от 19.12.2006 N 9045/06, от 04.09.2012 N 3076/12; ФАС Северо-Западного округа от 09.12.2010 по делу N А13-16503/2009; ФАС Северо-Кавказского округа от 18.12.2012 по делу N А32-34326/2011; ФАС Уральского округа от 07.11.2013 по делу N А60-49416/2012; ФАС Московского округа от 27.05.2014 по делу N А40-54632/2013; ФАС Центрального округа от 22.03.2013 по делу N А08-8856/2011.

Другие суды ставят решение этого вопроса в зависимость от того, предусмотрена ли договором обязанность страховой компании по возмещению УТС. При этом они отмечают, что по смыслу п. 18 ст. 12 Закона об ОСАГО УТС не относится к расходам, обязательным к возмещению, является самостоятельным страховым риском, который может быть согласован сторонами в договоре (на основании ст. 421, 964 ГК РФ, п. 5 ст. 10 Закона РФ от 27.11.1992 N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»).
В случае если в рамках спорного договора страхования выплата денежных средств в качестве возмещения УТС не предусмотрена условиями договора, заключенного истцом и ответчиком, или Правилами страхования, которые в силу требований п. 1 ст. 943 ГК РФ являются его неотъемлемой частью, указанные требования судами не удовлетворяются . В то же время исходя из требований ст. 15 ГК РФ если УТС не была взыскана со страховщика в рамках договора добровольного страхования имущества либо договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, то ответственность за такие убытки возлагается на причинителя вреда — владельца источника повышенной опасности . Пункт 41 Постановления N 20 предлагается читать в совокупности с п. 37 этого Постановления, указывающего, что убытки, причиненные страхователю, подлежат возмещению страховщиком в полном объеме в соответствии с условиями договора. Аналогичный вывод применительно ко всем договорам страхования содержится в п. 24 письма N 75 .
———————————
См.: Постановления ФАС Уральского округа от 13.10.2011 N Ф09-6076/11 по делу N А07-675/2011; ФАС Поволжского округа от 18.07.2013 N Ф06-5026/13 по делу N А55-27029/2012; ФАС Волго-Вятского округа от 29.10.2010 по делу N А28-2557/2010; ФАС Западно-Сибирского округа от 17.06.2010 по делу N А03-13849/2009.
См.: Постановления ФАС Поволжского округа от 09.07.2013 N Ф06-4503/13 по делу N А72-5009/2012, от 12.05.2010 по делу N А57-2455/2008 (Определением ВАС РФ от 13.07.2010 N ВАС-9103/10 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано); ФАС Уральского округа от 29.07.2013 N Ф09-4687/13 по делу N А76-18220/2012, от 09.08.2012 N Ф09-6162/12 по делу N А60-34299/2011, от 17.09.2012 N Ф09-6195/12 по делу N А60-38364/2011; ФАС Западно-Сибирского округа от 17.06.2010 по делу N А03-13849/2009.
Обязательство страховщика по выплате страхового возмещения возникает из договора страхования и не является ответственностью за убытки, причиненные в результате страхового случая. После вступления договора страхования в силу у страховщика возникает собственное обязательство выплатить при наступлении страхового случая определенную денежную сумму в порядке, на условиях и в сроки, которые указаны в договоре.

В ходе обсуждения проекта также высказывалась точка зрения, согласно которой УТС следует квалифицировать как упущенную выгоду. В качестве обоснования приводились положения п. 4 ч. 8 ст. 8 Федерального закона от 27.07.2010 N 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте», согласно которому убытки, являющиеся упущенной выгодой, в том числе связанные с УТС(!), не возмещаются. Однако такой подход не был поддержан.
ВС РФ в комментируемом Постановлении повторил вывод, заложенный в п. 41 Постановления N 20: УТС относится к реальному ущербу и входит в состав страхового возмещения независимо от условий договора. При этом она возмещается независимо от выбранного потерпевшим способа возмещения: денежного или в виде ремонта транспортного средства на станции техобслуживания (п. 29).
В практике судов также обозначились вопросы, связанные с обязанностью возмещения страховой компанией иных убытков, понесенных потерпевшим в связи с наступлением страхового случая. ВС РФ максимально широко истолковал положения ст. 1, 6 и 12 Закона об ОСАГО, включив в состав страхового возмещения расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для получения страхового возмещения (на эвакуацию транспортного средства, доставку ремонтных материалов к месту происшествия (например, для ремонта дорожного ограждения, накладные расходы)), убытки, причиненные имуществу, перевозившемуся в транспортном средстве, а также вред, причиненный имуществу, транспортным средством не являющемуся, например объектам недвижимости, оборудованию заправочной станции (п. 28, 30).
К сожалению, в Постановлении N 2 нет прямого ответа на вопрос о расходах на проведение досудебной независимой технической экспертизы для установления размера ущерба. Пункт 28 этого Постановления, говоря о расходах, необходимых для реализации потерпевшим права на страховое возмещение, допускает вариант толкования, позволяющий отнести к этим расходам и расходы на внесудебную экспертизу. Вместе с тем приведенные в нем примеры с очевидностью свидетельствуют о том, что указанный подход распространяется на расходы, всегда объективно сопутствующие наступившему страховому случаю.
Спецификой проведения независимой экспертизы по Закону об ОСАГО, в отличие от иных независимых экспертиз, является то, что она не в полной мере зависит от инициативы потерпевшего: по общему правилу обязанность ее проведения возложена на страховую компанию, которая и несет соответствующие расходы. Потерпевший вынужден прибегать к помощи экспертов лишь тогда, когда страховая компания в нарушение п. 11, 13 ст. 12 Закона об ОСАГО не исполняет установленную Законом обязанность.
Судебная практика по данному вопросу развилась в трех направлениях.
Сторонники первого подхода относят такие расходы к общим убыткам, соответственно, не включая их в лимит суммы страховой выплаты, предусмотренной ст. 7 Закона об ОСАГО. При этом арбитражные суды руководствуются разъяснением Президиума ВАС РФ, содержащимся в п. 19 письма N 75, согласно которому расходы страховщика по экспертизе стоимости ремонта автомобиля относятся к его обычной хозяйственной деятельности; расходы на проведение экспертизы не являются страховым возмещением, а направлены на определение размера убытков .
———————————
См.: Постановления Первого арбитражного апелляционного суда от 12.03.2010 по делу N А39-4760/2009; ФАС Северо-Кавказского округа от 24.05.2012 по делу N А32-30273/2011; ФАС Московского округа от 25.12.2012 по делу N А40-42154/12-141-384, от 13.12.2012 по делу N А40-34239/12-59-317; ФАС Волго-Вятского округа от 16.08.2013 по делу N А29-10134/2012; ФАС Западно-Сибирского округа от 18.09.2013 по делу N А27-17793/2012; ФАС Дальневосточного округа от 11.12.2009 по делу N А51-4310/2009; Второго арбитражного апелляционного суда от 10.11.2010 по делу N А29-5105/2010; Определение ВАС РФ от 01.07.2013 N ВАС-8295/13; решение Арбитражного суда Тамбовской области от 19.09.2014 по делу N А64-4818/2014; Апелляционное определение Свердловского областного суда от 29.05.2014 по делу N 33-6418/2014.

В обоснование подхода указывается, что в силу п. 5 ст. 12 Закона об ОСАГО с учетом правил ГК РФ о возмещении убытков в полном объеме (ст. 15 ГК РФ) страховая компания не может быть освобождена от возмещения потерпевшему убытков, вызванных проведением независимой экспертизы, поскольку такие расходы возникают в результате неисполнения страховщиком обязательства по выплате страхового возмещения. Они подлежат возмещению сверх предельного размера страховой суммы, определенной Законом об ОСАГО. В ином случае сумма страхового возмещения необоснованно сокращалась бы (выплата в границах лимита становится меньше) ввиду недобросовестных действий страховой компании.
Второй подход состоит в том, что по смыслу п. 4 ст. 12 Закона об ОСАГО расходы страхователя на проведение независимой оценки, правильно определившей размер страховой выплаты, подлежат возмещению за счет страховщика, поэтому изложенный в п. 19 письма N 75 вывод неприменим к страхователю, являющемуся потерпевшим от правонарушения и принимающему разумные меры для определения размера вреда в целях предъявления последующего иска к страховщику, поскольку к его обычной хозяйственной деятельности не относится проведение независимой оценки в результате наступления страхового случая. Эта сумма подлежит включению в лимит суммы страховой выплаты, предусмотренной в ст. 7 Закона об ОСАГО .
———————————
См.: Постановления ФАС Московского округа от 20.03.2012 по делу N А41-23385/2011; Второго арбитражного апелляционного суда от 22.10.2012 по делу N А31-4587/2012; Определение ВАС РФ от 18.07.2012 N ВАС-8758/12, Рекомендации Научно-консультативного совета при ФАС Волго-Вятского округа о практике применения норм гражданского законодательства от 02.06.2011 (вопрос 4), Апелляционное определение Московского городского суда от 26.06.2012 N 11-11849; Апелляционные определения Красноярского краевого суда от 17.03.2014 по делу N 33-2450/2014; Верховного суда Республики Башкортостан от 22.01.2014 по делу N 33-156/2014; Волгоградского областного суда от 04.06.2014 по делу N 33-5805/2014.

Сторонники третьего подхода считают, что поскольку объектом обязательного страхования выступают имущественные интересы, связанные с риском гражданской ответственности владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства на территории Российской Федерации, то расходы потерпевшего на проведение экспертизы к ним не относятся, а являются судебными издержками, которые подлежат взысканию на основании ст. 88, 94, 98 ГПК РФ, ст. 101, 106 и 110 АПК РФ . При этом такие расходы подлежат возмещению только в том случае, если на основании экспертизы страховщик выплачивает страховое возмещение.
———————————
См.: Постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 18.09.2013 по делу N А27-17793/2012; ФАС Московского округа от 08.05.2013 по делу N А40-53574/12-59-492; Апелляционные определения Брянского областного суда от 13.05.2014 по делу N 33-1664/14; Московского городского суда от 14.11.2012 по делу N 11-10524, от 04.12.2013 по делу N 11-39695; Определение ВАС РФ от 15.03.2013 N ВАС-2235/13.

Учитывая обстоятельства, в которых потерпевший несет такие расходы, их вынужденность, связанную с ненадлежащим исполнением страховщиком своих обязанностей, первый подход представляется наиболее обоснованным.
Большое число вопросов, возникших на практике, касалось порядка заключения договора ОСАГО, его содержания. Идея, заложенная в п. 13, 15, 16 Постановления N 2, исходит из достаточно жесткой модели рассматриваемого договора: его условия должны соответствовать требованиям законодательства об ОСАГО, и они, как правило, неизменяемы. Комментируемые разъяснения преследовали цель унифицировать условия договоров ОСАГО, чтобы обеспечить равную защиту как прав потерпевших, так и прав страхователей по договору.
Определенную трудность представляло толкование п. 25 ст. 12 Закона об ОСАГО, в соответствии с которым страховщик освобождается от обязанности произвести страховую выплату в случаях, предусмотренных законом и (или) договором обязательного страхования. Кроме того, нельзя забывать об общих нормах о страховании. Согласно ст. 942 ГК РФ страховой случай определяется соглашением сторон. Статьи 961, 963, 964 ГК РФ устанавливают обстоятельства, которые при наступившем страховом случае позволяют страховщику отказать в страховой выплате либо освобождают от нее. КС РФ также указывает на диспозитивность п. 1 ст. 964 ГК РФ, что позволяет сторонам согласовывать в договоре дополнительные основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения . Этому толкованию соответствует правовая позиция Президиума ВАС РФ, отраженная в Постановлении от 23.06.2009 N 4561/08.
———————————
См.: Определения КС РФ от 15.07.2008 N 562-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Розовой Снежаны Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктами 1 и 2 статьи 943 и пунктом 1 статьи 964 Гражданского кодекса Российской Федерации», от 20.11.2008 N 1006-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Евдокимовой Елены Юрьевны на нарушение ее конституционных прав статьей 964 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Однако предоставление страховым компаниям такой лазейки, как включение в текст договора дополнительных оснований для освобождения от ответственности, по договорам ОСАГО приводит на практике к ограничению прав страхователей. Нередки случаи, когда договор страхования распространяется на территорию Российской Федерации с изъятиями (например, не действует на территории Республики Дагестан) или прямо предусматривает, что страховая компания не возмещает утрату товарной стоимости автомобиля. Правила страхования нередко содержат условия, исключающие выплату возмещения, например по риску «Хищение» при участии транспортного средства в ДТП, когда оно прежде было утрачено (похищено, угнано) вместе с оставленными в нем регистрационными документами (паспорт транспортного средства, свидетельство о регистрации) или ключом от замка зажигания, за исключением случаев хищения транспортного средства путем грабежа или разбоя . Включение таких условий в договор зачастую нивелирует цель введения ОСАГО: права страхователя, который в силу закона обязан заключить договор ОСАГО, что неразрывно связано с его правом использовать транспортное средство, остаются незащищенными.
———————————
См.: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 17.03.2010 по делу N А44-4137/2008, от 23.12.2009 по делу N А21-9943/2008. Отметим, что в соответствии с п. 32 Постановления N 20 при разрешении дел о выплате страхового возмещения следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 961, 963 и 964 ГК РФ оставление в транспортном средстве по неосторожности регистрационных документов на него либо комплекта(ов) ключей, диагностической карты, а также их утрата не являются основанием для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения. Таким образом, имеется решение для договоров добровольного страхования с участием граждан.

Пытаясь найти выход из сложившейся ситуации, суды в ряде случаев указывают на то, что правовая позиция, изложенная в Определениях КС РФ от 15.07.2008 N 562-О-О, от 20.11.2008 N 1006-О-О, Постановлении Президиума ВАС РФ от 23.06.2009 N 4561/08, не только не исключает, но и прямо предполагает учет требований ст. 961, 963, 964 ГК РФ, устанавливающих обстоятельства, которые при наступившем страховом случае позволяют страховщику отказать в страховой выплате либо освобождают его от выплаты. Обстоятельства, которые могут освободить от выплаты страхового возмещения, должны зависеть от действий страхователя, способствовавших наступлению страхового случая, и иметь чрезвычайный характер . Однако данный подход все же не решает в полной мере проблему включения в договор условий, освобождающих страховщика от выплаты страхового возмещения.
———————————
См.: Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 20.01.2011 по делу N А28-3041/2010; Девятого арбитражного апелляционного суда от 05.09.2013 по делу N А40-42572/2012; ФАС Московского округа от 05.09.2013 по делу N А41-43713/12 (мотивы).

Возможным решением (п. 13 Постановления N 2) послужило применение к договорам ОСАГО положений ст. 426 ГК РФ о публичном договоре, в том числе принимая во внимание, что согласно положениям ст. 1 Закона об ОСАГО этот вид договора прямо назван публичным. Отклонение от одинаковых условий договора допускается только тогда, когда законом установлены льготы для определенной категории потребителей или предусмотрены случаи, когда одним лицам может быть отдано предпочтение перед другими. Норма п. 25 ст. 12 Закона об ОСАГО к таким допущениям не относится, вопреки ст. 426 ГК РФ допускает изменения условий договора в пользу страховой компании, а не потерпевшего, а потому не может быть применена в части освобождения от обязанности по выплате страхового возмещения в силу договора.
В Постановлении N 2 также отражена позиция по вопросу, является ли причинение ущерба в результате ДТП, произошедшего не на транспортной магистрали, а на иной территории (например, в поле, в лесу) страховым случаем. Пункт 17 этого Постановления, к сожалению, содержит внутреннее противоречие (к территориям, предназначенным для движения (более узкое понятие), отнесены территории, на которых имеется возможность перемещения (более широкое понятие)). Его системное толкование приводит нас к неутешительным выводам: эксплуатация транспортных средств на территориях, на которых имеется возможность перемещения, является не самостоятельным случаем, а наряду с другими отнесена к эксплуатации на прилегающих к дорогам и предназначенным для движения транспортных средств территориях. Выведение за скобки указания на любые другие территории, на которых имеется возможность перемещения, исправило бы ситуацию.
В Постановлении N 2 разрешены вопросы о том, кто из причинителей вреда относится к лицам, ответственность которых застрахована, и какие лица вправе получить страховое возмещение (п. 18, 45) .
———————————
См. также: Постановление ФАС Поволжского округа от 24.12.2010 по делу N А12-25880/2009; апелляционное решение Санкт-Петербургского городского суда по делу N 2-7150/2012.

Ознакомьтесь так же:  Гражданский кодекс ценообразование

Хотя целью всегда является максимальная защита прав потерпевших, круг потерпевших и круг причинителей определяются по-разному. Если речь идет о причинителе, то, по сути, застрахованной считается ответственность любого лица, которое находилось за рулем, включая угонщиков и т.п. Такое перенесение рисков на страховую компанию максимально защищает интересы потерпевшего в быстром возмещении убытков. Защита прав страховой компании в ситуации, когда ею выплачено возмещение за действия того же угонщика, обеспечивается наличием у нее права на иск к такому лицу о возмещении убытков.
К лицам, имеющим право на получение страховой выплаты, напротив, отнесены лишь те, которые владеют транспортным средством на праве собственности или ином вещном праве , что следует исходя из смысла ст. 210 и 211 ГК РФ о бремени содержания имущества и риска случайной гибели и из положений ст. 1 Закона об ОСАГО. Таким образом, из их числа исключены арендаторы, а также лица, управляющие транспортным средством на основании генеральной доверенности, представляющей собой несколько извращенную форму договора купли-продажи.
———————————
В соответствии со ст. 216 ГК РФ вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются: право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265); право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268); сервитуты (ст. 274, 277); право хозяйственного ведения имуществом (ст. 294) и право оперативного управления имуществом (ст. 296).

Вместе с тем если такие лица сами возместят владельцу транспортного средства причиненный вред, в том числе представят документы, подтверждающие произведенные ими фактические расходы на восстановительный ремонт, то они не могут быть лишены права на судебную защиту, однако такое право ограничено правом на возмещение убытков в пределах понесенных затрат.
В Постановлении N 2 не обойден вниманием переход прав по договору ОСАГО. Одним из важных стал вопрос о квалификации права требования о выплате страхового возмещения по договору ОСАГО в качестве права, не связанного неразрывно с личностью кредитора, и допустимости уступки этого права как таковой.
Незначительное число судов исходит из понимания договора уступки прав выгодоприобретателя по договору ОСАГО как недействительного, указывая на то, что страхование является комплексным, поскольку застрахована ответственность за причинение вреда не только имуществу, но и жизни и здоровью потерпевшего . Кроме того, суды в ряде случаев отмечают, что при заключении выгодоприобретателем (не страхователем по договору ОСАГО) договора цессии указанных прав также не соблюдаются требования п. 1 ст. 382 ГК РФ, предусматривающего, что право (требование) может быть передано другому лицу только кредитором по обязательству.
———————————
См.: Постановления ВАС РФ от 06.01.1998 N 1386/96; ФАС Северо-Западного округа от 18.03.2011 по делу N А56-27312/2010; Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.11.2011 по делу N А40-150687/10-14-1328.

Такой подход не может быть признан удачным, поскольку нет оснований для разделения требований о возмещении вреда имуществу и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью , что и нашло отражение в п. 19 Постановления N 2: уступка права на получение страхового возмещения имущественного вреда возможна. Допустив это, ВС РФ также устранил противоречия в судебной практике относительно момента, в который такая уступка может быть произведена: разрешается ли уступка в ситуации, когда страхователь (выгодоприобретатель) предъявляет страховщику требование о выплате страхового возмещения или когда получена его часть?
———————————
См.: Определения ВАС РФ об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ от 18.07.2012 N ВАС-8758/12 по делу N А41-23385/11, от 30.08.2013 N ВАС-11214/13 по делу N А40-108211/11-151-902, от 07.06.2013 N ВАС-6462/13 по делу N А40-145301/12-14-1342; Постановления ФАС Московского округа от 20.03.2012 по делу N А41-23385/11, от 19.01.2012 по делу N А40-150687/10-14-1328; Пятого арбитражного апелляционного суда от 16.09.2013 по делу N А51-13911/2013, от 11.09.2013 по делу N А51-13736/2013, от 11.09.2013 по делу N А51-14118/2013, от 11.09.2013 по делу N А51-13671/2013, от 23.08.2013 по делу N А51-12570/2013; ФАС Дальневосточного округа от 29.11.2013 по делу N А51-13092/2013.

В соответствии с ч. 2 ст. 956 ГК РФ выгодоприобретатель не может быть заменен другим лицом после того, как он выполнил какую-либо из обязанностей по договору страхования или предъявил страховщику требование о выплате страхового возмещения или страховой суммы.
По мнению одних судов , уступка права требования должна рассматриваться исключительно в контексте замены выгодоприобретателя, которая, как следует из ст. 956 ГК РФ, существенно ограниченна. Обращение в страховую компанию с заявлением о страховой выплате свидетельствует о том, что выгодоприобретатель признает себя участником страхового правоотношения и реализует принадлежащие ему права, выражает согласие на принятие обязанностей. Цессия невозможна даже применительно к невыплаченной сумме страхового возмещения, за получением которой страхователь не обращался к страховщику , а также в случае, когда выгодоприобретатель изъявил волю на совершение цессии, так как это нарушает императивную норму ч. 2 ст. 956 ГК РФ.
———————————
См.: решение Арбитражного суда Свердловской области от 10.06.2013 по делу N А60-13188/2013; Постановления ФАС Уральского округа от 01.11.2012 N Ф09-11094/12 по делу N А60-17928/2012; Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.10.2013 по делу N А65-7157/2013, оставленное без изменения ФАС Поволжского округа от 19.02.2014; ФАС Поволжского округа от 01.10.2013 по делу N А12-26641/2012, от 29.03.2013 по делу N А65-16094/2012; АС Северо-Западного округа от 04.04.2012 по делу N А56-38874/2011; Определения ВАС РФ от 17.01.2011 N ВАС-17927/10, от 24.04.2012 N ВАС-3925/12, от 19.07.2012 N ВАС-9027/12.
См.: Постановления ФАС Поволжского округа от 25.09.2013 по делу N А12-30538/2012; ФАС Северо-Западного округа от 04.04.2012 по делу N А56-38874/2011; Определение ВАС РФ от 19.07.2012 N ВАС-9027/12 по делу N А56-38874/2011.

Другие суды обращают внимание на то, что ни положения ГК РФ, ни нормы Закона об ОСАГО не предусматривают прямого запрета уступки прав требования денежной суммы, подлежащей выплате потерпевшему страховщиком в рамках договоров ОСАГО. В соответствии с п. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Положения ч. 2 ст. 956 ГК РФ направлены на защиту имущественных прав выгодоприобретателя, замена выгодоприобретателя другим лицом на основании этой нормы не может осуществляться по воле именно страхователя, а не выгодоприобретателя, чтобы предотвратить ущемление страхователем прав добросовестного выгодоприобретателя после выраженного им волеизъявления на получение страхового возмещения.
———————————
См.: Постановления АС Московского округа от 07.08.2014 N Ф05-6891/2014 по делу N А40-1775/13-162-16, от 09.06.2014 по делу N А40-77582/13, от 18.11.2013 по делу N А40-141944/12-14-1300; ФАС Волго-Вятского округа от 24.04.2013 по делу N А29-3593/2012; ФАС Северо-Западного округа от 26.07.2013 по делу N А56-32278/2012; ФАС Поволжского округа от 24.10.2013 по делу N А65-9251/2012, от 29.10.2013 по делу N А12-96/2013; ФАС Центрального округа от 19.12.2012 по делу N А09-6973/2012, от 26.12.2011 по делу N А14-1326/2011/51/11, от 24.12.2012 по делу N А14-10102/2011, от 01.08.2012 по делу N А14-4212/2011/124/27; Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2012 по делу N А14-10478/2012, от 28.09.2011 по делу N А14-1326/2011; Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.09.2013 по делу N А56-29119/2013; Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.10.2012 по делу N А09-6973/2012; решения Арбитражного суда Свердловской области от 27.08.2013 по делу N А60-23379/2013, от 28.06.2013 по делу N А60-8461/2013, от 17.09.2012 по делу N А60-23455/2012; Определение ВАС РФ от 19.02.2014 N ВАС-788/14 по делу N А65-9251/2012.

Более того, при совпадении страхователя и выгодоприобретателя в одном лице норма ч. 2 ст. 956 ГК РФ не подлежит применению. Второй подход закреплен в п. 20 Постановления N 2.
Вместе с правом требования о выплате страхового возмещения к новому кредитору переходят права, связанные с основным требованием, в том числе право на неустойку, финансовую санкцию. Подчеркнув это в п. 22 Постановления N 2, ВС РФ ввел на первый взгляд довольно странное разъяснение касательно перехода права требования о взыскании суммы штрафа: оно не может быть передано юридическому лицу до момента вынесения судом решения о его взыскании.
Вызвано это новой редакцией п. 3 ст. 16.1 Закона об ОСАГО: при удовлетворении судом требований потерпевшего — физического лица об осуществлении страховой выплаты суд взыскивает со страховщика за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего штраф в размере 50% от разницы между совокупным размером страховой выплаты, определенной судом, и размером страховой выплаты, осуществленной страховщиком в добровольном порядке. Оценивая эти изменения в системном толковании с п. 2, 4 и 6 той же статьи, можно говорить о том, что законодатель ввел дополнительные гарантии защиты прав на возмещение убытков именно физического лица как экономически слабой стороны в обязательстве.
Взыскиваемый штраф по сути аналогичен штрафу, взимаемому в пользу потребителя, а потому взыскание его в пользу юридического лица — потерпевшего не имеет оснований. В то же время если судом вынесено решение о взыскании штрафа и в последующем потерпевший-потребитель уступает права требования о взыскании штрафа, то такая уступка представляется допустимой, поскольку уступается денежное требование, подтвержденное решением суда.
Интересным видится п. 21 комментируемого Постановления, который разрешает проблему выплаты страхового возмещения в ситуации, когда имеет место обоюдная вина водителей. Действующая норма абз. 4 п. 22 ст. 12 Закона об ОСАГО не дает однозначного ответа на вопрос, обязана ли страховая компания производить выплату страхового возмещения, если спор о степени виновности у сторон отсутствует. Требуется ли в этом случае предварительно обращаться в суд для определения степени вины участников ДТП? Есть ли основания для самостоятельного иска?
В соответствии с п. 22 ст. 12 Закона об ОСАГО, если степень вины участников ДТП судом не установлена, застраховавшие их гражданскую ответственность страховщики несут закрепленную в Законе об ОСАГО обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате такого ДТП, в равных долях. Страховщики зачастую отказывают в выплате страхового возмещения потерпевшим, буквально толкуя положения приведенной нормы, которая, по их мнению, устанавливает такую последовательность действий: 1) установление степени вины в отдельном процессе; 2) выплата страхового возмещения.
Подобное толкование вряд ли можно признать оправданным. Исходя из положений ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. При этом по заявлению потерпевшего и в его интересах суд вправе возложить на лиц, совместно причинивших вред, ответственность в долях, определив их по правилам, предусмотренным п. 2 ст. 1081 настоящего Кодекса. Этой нормой установлено, что причинитель вреда, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения в размере, соответствующем степени вины этого причинителя вреда. При невозможности определить степень вины доли признаются равными.
Освобождение страховщиков от выплаты страхового возмещения в отсутствие решения суда об определении степени вины лиц необоснованно улучшает их положение и не удовлетворяет целям Закона об ОСАГО. В таких случаях страховщик обязан выплатить потерпевшему страховое возмещение в размере 50% от размера ущерба (не лимита ответственности!), причиненного потерпевшему, при этом выплата не может превышать лимит ответственности страховщика, установленный Законом (страховую сумму).
Отдельно следует отметить, что целесообразно распространить эту позицию и на ситуации, когда в рамках административного дела по факту ДТП в связи с противоречивостью версий в действиях водителей — участников ДТП не было установлено нарушений Правил дорожного движения РФ, КоАП РФ либо постановление/определение по делу об административном правонарушении было обжаловано водителями — участниками ДТП и по результатам рассмотрения такой жалобы вывод о вине кого-либо из них не сделан.
Основное возражение страховых компаний было вызвано опасениями, что при установлении степени вины в последующем потребуется производить довзыскание сумм страхового возмещения, в связи с чем возникает вопрос об ответственности страховщиков за ненадлежащее исполнение обязательств. По этой причине п. 21 Постановления N 2 дополнен указанием на освобождение страховых компаний от обязанности уплаты неустойки, суммы финансовой санкции, штрафа и компенсации морального вреда, если они исполнили обязательства по выплате страхового возмещения в равных долях от размера понесенного каждым из водителей — участников ДТП ущерба.
В Постановлении также обращено внимание на новеллы Закона об ОСАГО: направление транспортного средства на ремонт вместо получения возмещения в денежной форме и выплату прямого возмещения — ситуацию, когда потерпевший в пределах определенных сумм вправе обратиться к своей страховой компании за возмещением (п. 35, 39 Постановления N 2). Чтобы внести определенность и не допустить случаев повторного разрешения вопроса о прямом возмещении убытков после выплаты возмещения страховой компанией потерпевшего, в Постановлении дополнительно подчеркивается, что выплата свидетельствует о прекращении обязательства надлежащим исполнением (п. 1 ст. 408 ГК РФ). Такая процедура, выбранная сторонами, представляет собой вариант согласования размера убытков, что является упрощенной формой их определения .
———————————
Составление документов без участия сотрудников полиции также приводит к тому, что в последующем у сторон не будет доказательств, необходимых для выплаты страхового возмещения, что, несомненно, затруднит процесс защиты прав потерпевшего.

Аналогичные последствия наступают при заключении соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества (п. 48 Постановления N 2).
Описывая проблематику, связанную с применением к страховщикам мер ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору ОСАГО, остановимся на некоторых вопросах, вызвавших наибольшее число споров в практике судов.
Первый из них касается допустимости применения наряду с взысканием неустойки, финансовой санкции и штрафа иных мер ответственности, а также ст. 395 ГК РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами. В соответствии с п. 7 ст. 16.1 Закона об ОСАГО со страховщика не могут быть взысканы не предусмотренные данным Законом и связанные с заключением, изменением, исполнением и (или) прекращением договоров обязательного страхования неустойка (пени), сумма финансовой санкции, штраф. Буквальное прочтение этой нормы позволяет прийти к выводу, что неустойка, финансовая санкция и штраф являются специальными мерами ответственности страховой организации за неисполнение обязательств по договору обязательного страхования, установленными специальным законом, а потому иные аналогичные меры ответственности с учетом положений п. 7 ст. 16.1 Закона об ОСАГО к страховщику применяться не могут. Является ли взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренное ст. 395 ГК РФ, аналогичной мерой?
———————————
В п. 6 Постановления Пленума ВС РФ от 08.10.1998 N 13, Пленума ВАС РФ N 14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» указано на допустимость применения одной из мер ответственности: либо неустойки, либо ст. 395 ГК РФ.

В то же время в ходе обсуждения проекта Постановления N 2 высказывалась точка зрения, согласно которой взыскание со страховщика неустойки (пеней), суммы финансовой санкции, штрафа, предусмотренных п. 7 ст. 16.1 Закона об ОСАГО, не ограничивают права потерпевшего на взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ). Согласно п. 1 ст. 15, п. 1 ст. 393 ГК РФ должник обязан в полном объеме возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, что в силу ст. 12 ГК РФ является самостоятельным способом защиты гражданских прав.
В связи с этим потерпевший (выгодоприобретатель) вправе требовать возмещения убытков, причиненных страховщиком, в том числе взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, независимо от заявления требования о взыскании неустойки (пеней), суммы финансовой санкции, штрафа. Данный подход основывался на понимании процентов за пользование денежными средствами не как меры ответственности, а как способа возмещения (компенсации) потерь, вызванных неправомерным удержанием страхового возмещения.
В Постановлении N 2 этот вопрос точно не отражен. В п. 59 отмечено, что по смыслу п. 7 ст. 16.1 Закона об ОСАГО со страховщика не могут быть взысканы неустойка, сумма финансовой санкции, штраф, не предусмотренные Законом об ОСАГО.
Еще одна проблема связана с определением суммы, исходя из которой рассчитывается неустойка: в зависимости от лимита ответственности страховщика или суммы фактического ущерба? Отметим сразу, что ст. 12 Закона об ОСАГО в новой редакции (п. 21 ст. 12) содержит не допускающее сомнений правило, согласно которому при несоблюдении страховщиком срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре неустойка рассчитывается в размере 1% от определенного в соответствии с Законом об ОСАГО размером страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему.
Тем не менее вопрос сохранил актуальность для случаев, когда при расчете сумм неустойки необходимо руководствоваться Законом об ОСАГО в редакции до 01.09.2014. Судебная практика судов общей юрисдикции и арбитражных судов противоположна.
Подход судов общей юрисдикции основан на буквальном толковании ст. 7 и 13 Закона об ОСАГО в прежней редакции: за несвоевременную выплату страхового возмещения предусмотрена ответственность страховщика в виде неустойки в размере 1/75 ставки рефинансирования ЦБ РФ, действующей на день, когда страховщик должен был исполнить эту обязанность, от установленной ст. 7 Закона об ОСАГО страховой суммы по виду возмещения вреда каждому потерпевшему .
———————————
Этот подход нашел отражение в Определениях ВС РФ от 28.07.2011 N КАС11-382, от 19.08.2014 N 22-КГ14-8; Обзоре судебной практики ВС РФ за III квартал 2012 г. (вопрос N 5).

Арбитражные суды, напротив, принимают во внимание правило о соразмерности ответственности допущенному нарушению. Указывается в том числе на то, что ст. 7 Закона об ОСАГО устанавливает страховые суммы, в пределах которых страховщик обязан возместить причиненный вред при наступлении каждого страхового случая в отношении застрахованных объектов (жизнь или здоровье, имущество) и их количества. Из названной нормы следует, что размер исполнения страховщиком обязанности должен соответствовать размеру причиненного вреда, но не превышать установленного предела. Взыскание неустойки направлено на обеспечение надлежащего исполнения страховщиком его обязанности и не несет карательной (штрафной) функции, и потому ее расчет в зависимости от лимита ответственности страховщика неоснователен .
———————————
Данный подход основан на Постановлении Президиума ВАС РФ от 02.02.2010 N 14107/09 по делу N А56-5415/2009.

Несмотря на то что данный вопрос был исключен из текста комментируемого Постановления, он был решен в Обзоре судебной практики ВС РФ за I квартал 2015 г. (вопрос N 1). ВС РФ, выбрав подход, сложившийся в судах общей юрисдикции, сбалансировал его, допустив применение ст. 333 ГК РФ для уменьшения неустойки в случае, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства страховщиком.
Говоря о пределах ответственности страховой компании, нельзя не обратить внимания на п. 6 ст. 16.1 Закона об ОСАГО: общий размер неустойки (пеней), суммы финансовой санкции, которые подлежат выплате потерпевшему — физическому лицу, не может превышать размер страховой суммы по виду причиненного вреда, установленный Законом об ОСАГО. Складывается парадоксальная ситуация. Если потерпевшим является гражданин, то совокупный размер финансовых санкций не может превышать в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, 500 тыс. руб.; а в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, — 400 тыс. руб. Учитывая, что размер неустойки исчисляется как 1% от страховой выплаты за каждый день просрочки, в ситуации, когда вред значителен, сумма неустойки очень быстро доберется до верхнего предела. В случае же, когда потерпевшим является юридическое лицо, таких ограничений нет. Таким образом, законодателем заложено неравенство в защите прав, закон в большей степени защищает интересы не граждан-потребителей, а юридических лиц. Представляется, что данная норма имеет шансы стать предметом обсуждения в КС РФ. В Постановлении N 2 описанный вопрос обойден стороной. В п. 57 лишь констатируется имеющаяся норма п. 6 ст. 16.1 Закона об ОСАГО.