Ук рф статья 292 ч 2

ПОЗИЦИИ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТНОСИТЕЛЬНО КВАЛИФИКАЦИИ СЛУЖЕБНОГО ПОДЛОГА

Один из вопросов, которому уделено внимание в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях», — квалификация служебного подлога (п. 35). Принятию данного Постановления предшествовало обсуждение его проекта на научно-практической конференции «Актуальные вопросы квалификации преступлений коррупционной направленности», состоявшейся в Верховном Суде Российской Федерации 28 марта 2013 г., а также на страницах юридической печати. Пленум Верховного Суда Российской Федерации сформулировал положения по ряду спорных вопросов установления признаков состава служебного подлога. Однако остались вопросы, на которые в Постановлении или нет ответа, или разъяснения недостаточно конкретизированы.

1. Наибольшие проблемы в теории и на практике при установлении признаков состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, вызывает вопрос о предмете служебного подлога. Именно с него Пленум Верховного Суда Российской Федерации и начал свои разъяснения, посвященные квалификации служебного подлога.

Согласно диспозиции ст. 292 УК РФ предметом служебного подлога является официальный документ.

В теории уголовного права под документом обычно понимают носитель информации с реквизитами. Носитель информации чаще всего является бумажным. В то же время современный документооборот все больше становится электронным. Отсюда и необходимость признания документами и электронных носителей информации. К реквизитам документа принято относить источник документа, дату составления, печать (штамп) и т. п. Содержание документа составляет та информация, о которой в нем идет речь. Документ, как правило, имеет определенную форму.

В соответствии с названным Постановлением «предметом преступления, предусмотренного статьей 292 УК РФ, является официальный документ, удостоверяющий факты, влекущие юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения или освобождения от обязанностей, изменения объема прав и обязанностей. К таким документам следует относить, в частности, листки временной нетрудоспособности, медицинские книжки, экзаменационные ведомости, зачетные книжки, справки о заработной плате, протоколы комиссий по осуществлению закупок, свидетельства о регистрации автомобиля».

Пленум Верховного Суда Российской Федерации выделяет следующие признаки документа как предмета служебного подлога: 1) официальность документа; 2) удостоверяющее значение документа; 3) факты, которые он удостоверяет, влекут юридические последствия в виде предоставления или лишения прав, возложения или освобождения от обязанностей, изменения объема прав и обязанностей.

Признак официальности документа в Постановлении не определяется. В теории уголовного права он является дискуссионным. Бесспорно отнесение к официальным документов, которые исходят от государственных и муниципальных органов, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации.

Споры возникают в отношении документов, имеющих иное происхождение, но вместе с тем попадающих в документооборот государственных и муниципальных органов, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск и воинских формирований Российской Федерации.

Правильным видится подход, в соответствии с которым официальным признается документ, за которым государство в лице государственных органов или органов местного самоуправления в установленном законом или иным нормативным актом порядке признает юридическое значение.

Если такой документ попадает в документооборот государственных и муниципальных органов и учреждений, то он может быть при наличии иных признаков предметом служебного подлога. Ведь общественная опасность служебного подлога связана прежде всего с тем, что возможно использование «юридической силы» поддельного документа. Такая возможность возникает и в том случае, когда подделываются документы, исходящие от граждан, коммерческих организаций, при их попадании в официальный документооборот.

При обсуждении проекта Постановления предлагалось в определении официального документа указать, что он подпадает под действие системы регистрации, строгой отчетности и контроля за обращением(1). Это предложение представляется оправданным.

Второй признак официального документа, выделяемый Пленумом Верховного Суда Российской Федерации, — наличие удостоверяющей силы. Не имеют удостоверяющей силы документы информационного характера, в которых могут излагаться факты, но этим документом они не удостоверяются. Информационные документы могут иметь статус официальных, но не признаются предметом служебного подлога.

Президиум Свердловского областного суда отметил, что по смыслу ст. 292 УК РФ предметом служебного подлога являются лишь официальные документы, т. е. такие, которые удостоверяют события или факты, имеющие юридическое значение и влекущие соответствующие юридические последствия, либо предоставляют права, возлагают обязанности или освобождают от них.

Статистические карточки являются формой первичного учета выявленных преступлений и лиц, их совершивших, и служат целям контроля за своевременностью поступления первичной учетной документации, подбора отдельных сведений о преступности, результатах расследования по делу и иных справочных сведений.

Статистические карточки форм 1.1-99, 2-2000 носят информационный характер и как документы первичного учета преступлений применяются только для решения ведомственных задач. Указанные статистические карточки как не устанавливающие каких-либо юридических фактов и не влекущие правовых последствий нельзя признать официальными документами.

По изложенным мотивам выводы суда о признании этих карточек официальными документами и о наличии в действиях С. состава преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, являются ошибочными(2).

На практике постоянно возникают споры относительно возможности признания предметом служебного подлога отчетов, которые составляются в государственных и муниципальных органах, государственных и муниципальных учреждениях и используются для оценки эффективности их работы, а также при планировании работы и распределении средств на будущее. Ключевым при отнесении этих документов к предмету служебного подлога является именно их удостоверяющая сила. Если отчет обладает таковой, то он может быть предметом служебного подлога (например, бухгалтерский отчет). Если же отчет носит исключительно информационный характер, а удостоверяющее значение имеют документы, на основании которых он составлен, то его нельзя признавать предметом служебного подлога. В то же время следует отметить, что вопрос о наличии удостоверяющей силы документа не всегда очевиден.

Наконец, третий признак — документ удостоверяет факты, которые влекут юридические последствия в виде предоставления прав или их лишения, возложения обязанностей или освобождения от них, изменения объема прав и обязанностей.

Так, Верховный Суд Российской Федерации указал, что постановления о возбуждении и прекращении уголовного дела удостоверяют такие события и факты, которые имеют юридическое значение и влекут юридические последствия, в связи с чем внесение в эти документы заведомо ложных сведений должностными лицами органов внутренних дел из иной личной заинтересованности, выразившейся в желании улучшения показателей раскрываемости преступлений, является служебным

подлогом, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 292 УК РФ(1).

В теории уголовного права вопрос об обязательности этого признака является дискуссионным. В диспозиции ст. 292 УК РФ о нем не упоминается. Тогда как в другом составе, предусмотренном в ст. 327 УК РФ, где предметом также указан официальный документ, данный признак назван. Толкование уголовного закона Пленумом исключает из числа официальных документов, которые могут признаваться предметом служебного подлога, протоколы допросов, протоколы судебного заседания и т. п. Эти документы сами по себе не предоставляют прав и не освобождают от обязанностей, однако они имеют важное юридическое значение. Их исключение из числа предметов служебного подлога вряд ли соответствует закону(2).

Представляется обоснованным смягчить требования, предъявляемые к предмету служебного подлога. Следует привести не жесткий императив о том, что факты, которые удостоверяются документом, вызывают последствия в виде предоставления прав или освобождения от обязанностей, а отметить возможность этих фактов влиять на наступление последствий в виде предоставления прав или освобождения от обязанностей.

2. Второй вопрос по квалификации служебного подлога, на который обращает внимание Пленум Верховного Суда Российской Федерации, — это действия, образующие объективную сторону преступления.

Согласно ст. 292 УК РФ общественно опасное деяние может быть двух видов: 1) внесение в официальный документ заведомо ложных сведений (интеллектуальный подлог); 2) внесение в документ исправлений, искажающих его действительное содержание (физический, или материальный подлог).

В Постановлении выделяется два вида служебного подлога: 1) отражение и (или) заверение заведомо не соответствующих действительности фактов в уже существующих официальных документах (подчистка, дописка и др.); 2) изготовление нового документа, содержащего заведомо ложные сведения, в том числе с использованием бланка соответствующего документа.

Анализ УК РФ и Постановления показывает, что Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал разъяснение, отступив от буквы закона. Во-первых, признал наличие служебного подлога и в случае изготовления нового документа, содержащего заведомо ложные сведения. С этим следует согласиться, поскольку непризнание служебным подлогом изготовления поддельного документа что называется «с нуля» противоречит системному смыслу закона. Данное разъяснение хотя и выходит за рамки грамматического толкования закона, но совпадает с системным смыслом уголовно-правовой нормы. Иное толкование привело бы к абсурду.

И во-вторых, Пленум Верховного Суда Российской Федерации посчитал, что служебный подлог будет иметь место не только в случае внесения в документ заведомо ложных сведений, но и когда заверяется документ с заведомо ложными сведениями. Эту рекомендацию также следует считать обоснованной в силу того, что в результате заверения заведомо ложной информации изготавливается поддельный официальный документ. Опять же толкование, данное в Постановлении, выходит за рамки грамматического смысла закона, но совпадает с его системным смыслом.

Ознакомьтесь так же:  Приказ минздрав россии от 21.12.2012 1346н

3. Последний вопрос по квалификации служебного подлога, получивший разъяснение в Постановлении, связан с определением субъекта преступления. Пленум Верховного Суда Российской Федерации, как и в диспозиции ст. 292 УК РФ, говорит о должностных лицах, а также о государственных служащих и служащих органа местного самоуправления, не являющихся должностными лицами. При этом он отмечает не всех должностных лиц, а только тех, которые наделены полномочиями по удостоверению фактов, отражаемых в документе.Данное разъяснение нуждается в уточнении.

Отвечать за служебный подлог могут только те лица, которые в силу служебных полномочий имеют доступ к официальным документам. Должностное лицо, государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, не имеющие доступа в силу своих полномочий к официальному документу и

внесшие в него изменения, при наличии иных признаков состава могут отвечать по ст. 327 УК РФ. Так, если государственный служащий, не являющийся должностным лицом, проникает в помещение, где хранятся официальные документы и куда у него нет доступа, тайком вносит в официальный документ изменения, то ответственность для него должна наступить, при наличии иных признаков состава, по ст. 327 УК РФ за подделку официального документа. Это первое уточнение.

Второе уточнение состоит в том, что по ст. 292 УК РФ подлежат ответственности не только те должностные лица, в обязанность которым вменено удостоверение фактов, но и иные должностные лица, которые имеют доступ к официальным документам и при этом не наделены полномочиями по удостоверению соответствующих фактов. Например, составляют документ, но не удостоверяют отражаемые в нем факты.

Если согласно распределению полномочий на государственного или муниципального служащего возложена функция по составлению документа (внесению в него соответствующих сведений), а функция удостоверения фактов, содержащихся в документе, возложена на должностное лицо, то служебный подлог может быть совершен и указанными служащими.

Таким образом, субъектом служебного подлога могут быть должностные лица, государственные или муниципальные служащие, не являющиеся должностными лицами, которые наделены полномочиями по работе с официальными документами (заполнение, выдача официальных документов, хранение, контроль за правильностью их заполнения и т. д.).

Последнее, на что следует обратить внимание при определении круга лиц, подлежащих ответственности за служебный подлог, это вопрос о квалификации действий служащих государственных и муниципальных учреждений. По закону они не относятся к государственным и муниципальным служащим. В силу этого если они не наделены полномочиями должностного лица, то и отвечать по ст. 292 УК РФ не могут. По общему правилу не подлежат ответственности за служебный подлог инспектор отдела кадров образовательного учреждения, медицинская сестра лечебного учреждения, поскольку они не наделены полномочиями должностного лица и не являются государственными и муниципальными служащими.

4. Вопрос, который не нашел отражения в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и даже не обсуждался при подготовке его проекта, но который важен для практики, — это оценка подделки официального документа, когда этот документ не включается в официальный документооборот, и более того, его и не предполагается вводить в официальный документооборот.

На кафедре уголовного права СПбГУ в свое время обсуждался запрос, в котором речь шла об одной из таких ситуаций.

Участковый уполномоченный в целях улучшения статистических показателей своей работы незаконно составил протокол об административном правонарушении, которого в реальности не было. Однако на основании этого протокола административное дело не возбуждалось и к административной ответственности никто не привлекался. Свою «юридическую роль» официального документа протокол не сыграл и не мог сыграть, поскольку возбуждение административного дела не планировалось. Он был нужен только в «информационных» целях.

При таких обстоятельствах изготовление поддельного документа не обладает общественной опасностью, которая связана с наличием реальной угрозы вреда порядку управления. Общественная опасность имеет место только в случае, когда предполагается использовать поддельный документ.

Можно провести аналогию с преступлением, предусмотренным в ст. 186 УК РФ. Ответственность за фальшивомонетничество наступает, если имеют место сбыт поддельных денег или их изготовление, хранение либо перевозка в целях сбыта. То есть когда либо имеет место непосредственно ввод подделок в обращение, либо предполагается это сделать.

Представляется, что, оценивая общественную опасность подделки официального документа, следует учитывать данное обстоятельство. Если изготовление поддельного официального документа не сопровождается его последующим вводом в обращение и исключается возможность его использования, то содеянное нельзя квалифицировать как преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ, в силу

малозначительности. Хотя деяние формально и обладает признаками служебного подлога, тем не менее преступлением его признать нельзя по причине отсутствия общественной опасности.

В связи с изложенным представляется целесообразным дополнить рекомендации Пленума Верховного Суда Российской Федерации по квалификации служебного подлога положением о критерии общественной опасности деяния, предусмотренного ст. 292 УК РФ.

Статья 292. Служебный подлог

1. Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 настоящего Кодекса), —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к статье 292 Уголовного Кодекса РФ

1. Предметом рассматриваемого преступления является официальный документ. Легальное понятие официального документа дано в Федеральном законе от 29 декабря 1994 г. «Об обязательном экземпляре документов» (в редакции от 25 июля 2008 г.), где сказано, что официальные документы — это документы, принятые органами законодательной, исполнительной и судебной власти, носящие обязательный, рекомендательный или информационный характер. Однако судебная практика исходит из того, что не любой официальный документ в указанном выше контексте есть предмет служебного подлога. По смыслу ст. 292 УК предметом служебного подлога являются лишь такие документы, которые удостоверяют события или факты, имеющие юридическое значение и влекущие соответствующие юридические последствия, либо документы, которые предоставляют права, возлагают обязанности или освобождают от них. По конкретному делу не были признаны предметом служебного подлога статистические карточки, хотя они, имея информационный характер, полностью отвечают легальному понятию официального документа (БВС РФ. 2003. N 5. С. 16).

2. Объективная сторона служебного подлога выражена в одном из следующих действий:

1) внесение в официальные документы заведомо ложных сведений (интеллектуальный подлог) предполагает изначальное составление документа, не соответствующего по содержанию действительности, ложного по существу. Если в результате интеллектуального подлога какое-либо лицо незаконно приобретает гражданство Российской Федерации, содеянное квалифицируется по специальной норме — ч. 1 ст. 292.1 УК (см. комментарий к ней);

2) внесение в официальные документы исправлений, искажающих их действительное содержание (материальный подлог) предполагает изменение изначально подлинного документа путем удаления части сведений и (или) дополнения его сведениями, не соответствующими действительности, в результате чего искажается оценка всей содержащейся в документе информации. Способами материального подлога могут быть пометка другим числом, подчистка, вытравливание надписей и т.п.

3. Преступление является оконченным в момент совершения одного из указанных выше действий.

4. Субъективная сторона служебного подлога характеризуется прямым умыслом и наличием специального мотива: корыстной или иной личной заинтересованностью (см. п. 7 комментария к ст. 285 УК).

5. Субъект преступления специальный — должностное лицо или государственный служащий, не являющийся должностным лицом, или служащий органа местного самоуправления, также не являющийся должностным лицом (см. п. п. 8 — 11, 15 комментария к ст. 285 УК).

6. Квалифицированный состав этого преступления (ч. 2 ст. 292) предусматривает случаи, когда служебным подлогом существенно нарушаются права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства (см. п. 5 комментария к ст. 285 УК). Фактически ч. 2 комментируемой статьи является специальной нормой по отношению к ч. 1 ст. 285 УК.

Ознакомьтесь так же:  Судебные приставы борисовский район

Статья 292. Служебный подлог

1. Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 настоящего Кодекса), —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Ст. 292 УК РФ

Предметом преступления является официальный документ — письменный или иной документ , исходящий от государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, управленческих структур Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, предоставляющий определенные права, возлагающий обязанности или освобождающий от них либо удостоверяющий юридически значимые факты или события. Официальный документ — это документ, который порождает определенные юридические последствия.
———————————
В Федеральном законе от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (в ред. от 28.07.2012) (РГ. 2010. 2 авг.) дается понятие электронного документа. Электронный документ — документированная информация, представленная в электронной форме, т.е. в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием ЭВМ, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах (п. 11.1 ст. 2). Электронный документ является равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если федеральными законами или иными нормативными правовыми актами не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такого документа на бумажном носителе. Понятие электронной подписи раскрывается в ст. 2 Федерального закона от 06.04.2011 N 63-ФЗ «Об электронной подписи» (в ред. от 10.07.2012) (РГ. 2011. 8 апр.). Электронная подпись — информация в электронной форме, которая присоединена к другой информации в электронной форме (подписываемой информации) или иным образом связана с такой информацией и которая используется для определения лица, подписывающего информацию.

Например, постановления о возбуждении и прекращении уголовного дела удостоверяют такие события и факты, которые имеют юридическое значение и влекут юридические последствия, в связи с чем внесение в эти документы заведомо ложных сведений должностными лицами органов внутренних дел из иной личной заинтересованности, выразившейся в желании улучшения показателей раскрываемости преступлений, является служебным подлогом, ответственность за совершение которого предусмотрена комментируемой статьей.

Документы, исходящие от отдельных лиц, коммерческих и иных организаций, не являющихся государственным или муниципальным учреждением (договоры, расписки и т.д.), сами по себе официальными документами не являются. Вместе с тем, если такие документы попадают в ведение (делопроизводство) указанных выше государственных (муниципальных) органов или учреждений, их следует признать официальными, поскольку через деятельность публичного аппарата власти и управления они приобретают свойства официального документа; кроме того, их искажение способно затруднить выполнение возложенных на государственные или муниципальные структуры функций.

Официальный документ должен иметь необходимые реквизиты (номер, дата, печать и другие реквизиты в зависимости от характера самого документа) и быть подписанным уполномоченным на это должностным лицом.

2. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, может быть выполнена одним из следующих действий: 1) внесением в официальный документ заведомо ложных сведений; 2) внесением в официальный документ исправлений, искажающих его действительное содержание.

Внесение в официальный документ заведомо ложных сведений имеет место в случае, когда в подлинный по своей форме документ (т.е. сохраняющий все внешние реквизиты) вносятся не соответствующие действительности сведения (так называемый интеллектуальный подлог). Также данное деяние может выражаться в нанесении на документ ложных реквизитов, например проставление даты, не соответствующей фактической дате составления документа, либо в подделке подписи на документе.

Внесение в официальный документ исправлений, искажающих его действительное содержание, — это подчистка, дописка подлинного текста, совершение иных действий, в результате которых меняется содержание, информативная нагрузка документа (материальный подлог).

Служебный подлог имеет место только в том случае, когда внесение в документ заведомо ложных сведений и исправлений связано со служебными функциями виновного лица, т.е. осуществляется именно в связи с выполнением им своих служебных обязанностей. Если же должностное лицо или государственный (муниципальный) служащий совершает такие же действия, но безотносительно к имеющейся по службе возможности, состав данного преступления отсутствует. При определенных условиях это деяние может быть квалифицировано по ст. 327 УК. По этой же статье следует квалифицировать действия виновного, когда должностное лицо или государственный (муниципальный) служащий совершает указанные действия не по отношению к официальному документу, который является таковым изначально, независимо от произведенных с ним действий, а работает с обычным документом, изготавливая из него документ официальный.

Следует учитывать, что при внесении заведомо ложных сведений в официальные документы, являющиеся основанием к приобретению гражданства (к примеру, вид на жительство), содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 292.1 УК как по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК).

3. Состав преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, является формальным. Преступление окончено с момента внесения в официальный документ ложных сведений либо исправлений, искажающих его действительное содержание, независимо от того, был ли в дальнейшем такой документ использован. Использование поддельного документа при совершении какого-либо преступления следует квалифицировать по совокупности служебного подлога с соответствующим преступлением (например, со ст. ст. 159, 160 УК). Заранее не обещанный служебный подлог в целях сокрытия хищения, совершенного другим лицом, не может быть квалифицирован как пособничество в хищении и охватывается только составом преступления, предусмотренного комментируемой статьей.

Внесение в официальный документ ложных сведений или исправлений с целью дальнейшего его использования для совершения тяжкого или особо тяжкого преступления образует совокупность служебного подлога и приготовления к соответствующему тяжкому или особо тяжкому преступлению.

4. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи, выражена виной в виде прямого умысла. Обязательным признаком субъективной стороны является мотив преступления — корыстная или иная личная заинтересованность (о содержании этого признака см. комментарий к ст. 285). Отсутствие умысла исключает наличие рассматриваемого состава преступления. Подписание же, например, подложного документа по небрежности при наличии соответствующих признаков может быть квалифицировано как халатность по ст. 293 УК.

5. Субъект преступления — специальный. Им может быть как должностное лицо, так и государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом.

6. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает ответственность за совершение одного из указанных в ч. 1 данной статьи действий, последствием которого явилось существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства (о данном последствии см. комментарий к ст. 285).

Статья 292 УК РФ. Служебный подлог

1. Служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 настоящего Кодекса), —

наказываются штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Ознакомьтесь так же:  Свидетельство на права срок действия

Комментарии к ст. 292 УК РФ

1. Являясь посягательством на нормальную деятельность публичного аппарата управления (государственных органов и органов местного самоуправления), служебный подлог отличается от других предусмотренных в гл. 30 УК преступлений своим субъектным составом. Только при совершении служебного подлога его субъектом могут быть как должностное лицо (см. примечание 1 и комментарий к ст. 285), так и государственный служащий и служащий органа местного самоуправления (см. комментарий к ст. 288), не являющиеся должностными лицами.

2. Предметом служебного подлога являются официальные документы — документированная информация, зафиксированная на любом материальном носителе (в том числе и электронный документ), выдаваемая (исходящая) государственными органами, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями, государственными корпорациями, органами управления и должностными лицами Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований РФ, а равно документированная информация (обязательства, справки, договоры и т.п.), выдаваемая частными лицами, коммерческими и иными организациями, находящаяся в ведении (делопроизводстве) государственных и муниципальных органов, для удостоверения фактов и событий, имеющих юридическое значение. Официальные документы порождают для использующих их лиц определенные юридические последствия, предоставляют права, возлагают обязанности либо освобождают от них .

БВС РФ. 2003. N 5. С. 15, 16.

Официальные документы должны содержать необходимые реквизиты в зависимости от характера документа и его материального носителя и быть подписаны соответствующим должностным лицом либо снабжены электронной цифровой подписью, если речь идет о документе, хранимом, обрабатываемом и передаваемом с помощью автоматизированных информационных и телекоммуникационных систем.

3. В законе названы две разновидности преступных деяний, объединяемые одним понятием «служебный подлог»: 1) внесение заведомо ложных сведений в официальные документы; 2) внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание. Таким образом, подлог может быть материальным — внесение различных изменений в действительный документ и интеллектуальным — составление ложного по содержанию, но подлинного по форме документа.

Внесение заведомо ложных сведений в официальные документы — это запись не соответствующей действительности информации в подлинный документ, который при этом сохраняет все признаки и реквизиты настоящего. Это деяние может представлять и изготовление полностью поддельного как по форме, так и по содержанию документа. К такой разновидности подлога относятся также пометка документа другим числом, не соответствующим фактической дате составления или выдачи документа, подделка подписи другого должностного лица и т.п. Внесение в официальный документ исправлений, искажающих их действительное содержание, может быть совершено путем подчистки, дописки и иными способами.

При этом в силу прямого указания закона деяние не должно содержать признаков преступления, предусмотренного ст. 292.1 УК.

4. Обязательным условием признания содеянного именно служебным подлогом является совершение соответствующих действий по отношению к официальным документам должностным лицом или государственным (муниципальным) служащим в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей (в рамках или с превышением служебной компетенции).

Если субъект, в принципе являющийся должностным лицом или служащим, подделывает не официальный документ или не использует при подделке те возможности, которыми он обладает в силу своего служебного положения, состава служебного подлога не будет. В соответствующих случаях эти действия могут быть квалифицированы по ст. 327 УК (см. комментарий к этой статье). По этой же статье УК будут нести ответственность за подделку документов служащие государственных и муниципальных бюджетных и автономных учреждений, поскольку они не находятся на государственной службе и не являются муниципальными служащими.

5. Для признания деяния преступным не требуется наступления каких-либо последствий. Преступление окончено с момента учинения одного из названных в законе действий независимо от того, был ли использован данный подложный документ.

Наступление последствий в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства охватывается ч. 2 комментируемой статьи.

О содержании указанных последствий см. комментарий к ст. 285.

6. Служебный подлог может быть совершен только с прямым умыслом, виновное лицо должно руководствоваться корыстными или иными личными побуждениями (см. комментарий к ст. 285). Наличие какого-либо другого мотива при внесении заведомо ложных сведений в официальные документы или совершении иных действий, предусмотренных ст. 292, исключает ответственность за служебный подлог.

7. Цель фальсификации должностным лицом или служащим официальных документов закон не оговаривает. Однако в тех случаях, когда подлог совершается с целью последующего использования ложных документов для совершения другого преступления, содеянное одновременно может являться приготовлением к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления.

Использование должностным лицом или служащим изготовленных им заведомо фиктивных документов при совершении хищения чужого имущества путем мошенничества, присвоения или растраты надлежит квалифицировать по совокупности как хищение и служебный подлог. Точно так же по совокупности преступлений квалифицируются действия должностного лица или служащего, которые используют подделанный ими официальный документ для совершения или сокрытия любого другого преступления. Подлог не требует самостоятельной квалификации лишь тогда, когда он является конструктивным признаком другого преступления (например, ст. 188 УК).

Если служебный подлог учиняется с целью оказания содействия другому лицу в совершении преступления, виновный привлекается к ответственности по ст. 292 УК и за пособничество в совершении другого преступления.

Служебный подлог (ст. 292 УК РФ)

Непосредственный объект рассматриваемого преступления – нормальная деятельность органов государственной власти и местного самоуправления в сфере обращения с официальными документами.

Предмет преступления – официальные документы, т.е. материальные носители фиксированной информации, письменные акты, выдаваемые государственными органами, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями, а также управленческими структурами Вооруженных Сил РФ, других войск и воинских формирований РФ, предоставляющие права или освобождающие от обязанностей, удостоверяющие факты и события, имеющие юридическое значение, и содержащие необходимые реквизиты (печать, штамп, номер, дату, подпись уполномоченных на это лиц) [1] .

Предметом служебного подлога могут быть и частные документы (заявление, расписка, завещание и др.), находящиеся в ведении государственных органов или органов местного самоуправления.

Объективная сторона служебного подлога (ч. 1 ст. 292 УК РФ) выражается в следующих действиях:

  • 1) внесение в официальные документы заведомо ложных сведений;
  • 2) внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание.

Внесение в официальные документы заведомо ложных сведений – заполнение документов сведениями, не соответствующими действительности. При этом документ сохраняет признаки подлинного. К этой форме преступного поведения можно отнести, например, полное изготовление фальшивого официального документа; пометку подобного документа другим числом.

Внесение в официальные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, заключается, например, в таких исправлениях, как подчистка, дописка текста, замена его другим текстом.

Для состава рассматриваемого преступления важно, чтобы обе его формы были совершены виновным с использованием своего служебного положения. Если же должностное лицо либо государственный служащий или служащий органа местного самоуправления подделывают неофициальный документ и при этом не используют возможности своей должности, то состав преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, отсутствует. При определенных условиях речь в данном случае может идти о квалификации деяния по ст. 327 УК РФ (подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков).

Служебный подлог – преступление с формальным составом. Поэтому оно считается оконченным с момента совершения одного из названных в статье действий независимо от наступления вредных последствий.

С субъективной стороны служебный подлог предполагает наличие прямого умысла.

Обязательным признаком состава данного преступления является корыстная или иная личная заинтересованность (понятие этих признаков было рассмотрено при характеристике состава злоупотребления должностными полномочиями – ст. 285 УК РФ). При отсутствии этих признаков субъективной стороны преступления деяние рассматривается лишь как проступок, влекущий дисциплинарную ответственность.

В силу прямого указания закона (ч. 1 ст. 292 УК РФ) состав служебного подлога имеет место при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292.1 УК РФ (см. материалы к этой статье).

Если служебный подлог совершается с целью похитить чужое имущество или для сокрытия совершенного хищения, действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений: как служебный подлог (ст. 292 УК РФ) и хищение (например, по ст. 160 УК РФ).

Субъектом служебного подлога может быть достигшее 16-летнего возраста должностное лицо, государственный служащий, служащий органа местного самоуправления.

Часть 2 ст. 292 УК РФ предусматривает повышенную ответственность за тс же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов общества или государства (см. материалы к ст. 285 УК РФ).

  • [1] В соответствии с Федеральным законом «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» электронный документ является равнозначным документу, подписанному собственноручной подписью, в случаях, если федеральными законами или иными нормативными правовыми актами не устанавливается или не подразумевается требование о составлении такового документа на бумажном носителе.