Взыскание сумм неосновательного обогащения договор незаключенный

Взыскание сумм неосновательного обогащения договор незаключенный

В Арбитражный суд Омской области

Истец: Индивидуальный предприниматель
С., . 1958 г.р.
Место жительства: г. Омск, ул. . д. . кв. .

Ответчик: Общество с ограниченной ответственностью «Р.»
Место нахождения: г. Омск, ул. . . офис № .

Цена иска: 71948 рублей, 67 копеек

Исковое заявление
о взыскании неосновательного обогащения
и процентов за пользование чужими денежными средствами

. октября 2008 года между ИП С. (истцом) и ООО “Р.” (ответчиком) был подписан договор № . «на подготовку документов необходимых для рассмотрения заявки на предоставление земельного участка» (далее — Договор).

Согласно п. 1.1. Договора, Заказчик поручает, а Подрядчик принимает на себя выполнение следующих работ:

  • — 1 этап: сбор информации в 1 Территориальном отделе Управления Роснедвижимости по Омской области.
  • — 2 этап: сбор информации в Управлении Федеральной регистрационной службы по Омской области;
  • — 3 этап: Топографическая съемка земельного участка общей площадью 1 га.
  • — 4 этап: Подача заявления о предоставлении земельного участка под строительство ангара.

Согласно п. 1.2. Договора, научные, технические, экономические и другие требования к выполняемой работе содержатся в техническом задании на выполнение работ и являются частью этого договора.

Предмет и иные условия договора от 22 октября 2008 года свидетельствуют о намерении сторон заключить договор оказания услуг с элементами подряда.

В силу части 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными условиями являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договора данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно статье 779 ГК РФ , по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В силу статьи 783 ГК РФ , общие положения о подряде (статьи 702 — 729) и положения о бытовом подряде (статьи 730 — 739) применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 779 — 782 настоящего Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг.

Согласно статье 702 ГК РФ , по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Первые два этапа в п. 1.1. Договора поименованы как «сбор информации». Между тем, содержание Договора в этой части не дает возможности определить какие услуги имелись ввиду: не отражено содержание, объем услуг — не указан объект недвижимости, который должен был стать предметом интереса Заказчика, не указан вид и объем информации, подлежащей сбору.

«3 этап» и «4 этап» в п.1.1. Договора не содержат сведений о земельном участке — отсутствуют индивидуализирующие признаки недвижимого имущества, место его нахождения.

Технические задания, дополнительные соглашения, акты выполненных работ сторонами не подписывались.

Учитывая изложенное, принимая во внимание, что существенным условием договора оказания услуг является предмет, Договор от 22 октября 2008 года, ввиду несогласованности предмета является незаключенным.

Например, в определении от 26 августа 2008 года № 9584/08 ВАС РФ указывал:

«..В силу пункта 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Согласно пункту 1.1 договора исполнитель принимает на себя обязательство оказывать по заданию заказчика консалтинговые услуги в области управления и информационного сопровождения в соответствии с потребностями и запросами заказчика.

Поскольку из содержания договора не возможно определить, какие услуги и в каком объеме должны быть оказаны, а заданий и запросов заказчика, о которых идет речь в вышеизложенном пункте, сторонами представлено не было, суды пришли к правильному выводу о том, что сторонами не согласовано условие о предмете договора, вследствие чего он является незаключенным».

Восьмой Арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 15 июля 2010 года по делу № А70-9068/2008 указал:

«. требования к договору возмездного оказания услуг, на основании которых он считается заключенным, содержатся в пункте 1 статьи 779 ГК РФ, по смыслу которого в договоре оказания услуг должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить содержание и объем подлежащих оказанию услуг. При отсутствии этих данных в договоре условие о предмете считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор — незаключенным».

Не согласовано сторонами и другое существенное условие договора подряда – начальный срок выполнения работ.

Согласно п.1.3. Договора «срок выполнения работ составляет 60 рабочих дней с момента перечисления предоплаты по договору. «

Согласно п. 1 ст. 708 Гражданского кодекса Российской Федерации в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работ.

Установление сделкой срока должно определяться календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами.

Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить ( ст. 190 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Указание в п. 1.3. договора на выполнение подрядных работ по факту (с момента) перечисления «Заказчиком» предоплаты относится не к определению события, которое неизбежно наступит, а является совершением сделки под условием ( ст. 157 Гражданского кодекса Российской Федерации). Отсутствие согласованного начального срока выполнения работ по договору свидетельствует о незаключенности договора.

Согласно платежному поручению № 131 от 03.03.2009г., ответчику уплачены денежные средства в размере 33 000 рублей.

Согласно платежному поручению № 11 от 13.01.2009г., ответчику уплачены денежные средства в размере 30 000 рублей.

В силу пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Согласно пункту 2 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации правила, относящиеся к обязательствам вследствие неосновательного обогащения, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Согласно п. 2 статьи 1107 ГК РФ , на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Согласно п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ № 14 от 8 октября 1998 года «О практике применения положений Гражданского кодекса РФ о процентах за пользование чужими денежными средствами», «при рассмотрении споров, возникающих в связи с неосновательным обогащением одного лица за счет другого лица (глава 60 Кодекса), судам следует иметь в виду, что в соответствии с пунктом 2 статьи 1107 Кодекса на сумму неосновательного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395 Кодекса) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств».

Ответчик узнал о факте неосновательного обогащения в момент получения денежных средств от истца.

Согласно Указанию ЦБ РФ, от 31.05.2010г. N 2450-У «О размере ставки рефинансирования Банка России», учетная ставка банковского процента равна 7,75 процентов годовых.

Согласно расчету взыскиваемой суммы (приложение), взысканию в качестве неосновательного обогащения подлежит сумма в размере 110 000 (сто десять тысяч) рублей.

Проценты за пользование чужими денежными средствами составляют на 10.08.2009г. – 10 132 рубля 22 копейки.

В связи с вышеизложенным, в соответствии со ст.ст. 432, 702, 783, 779, 395, 1102, 1107 ГК РФ, ст.ст. 27, 106, 110, 125, 126 АПК РФ, прошу суд:

1. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Р» в пользу индивидуального предпринимателя С. 63 000 рублей неосновательного обогащения, уплаченных во исполнение незаключенного договора № . “на подготовку документов необходимых для рассмотрения заявки на предоставление земельного участка”;

2. Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Р.» в пользу индивидуального предпринимателя С. 8 948 рублей 67 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

1. копия договора № . “на подготовку документов необходимых для рассмотрения заявки на предоставление земельного участка”;
2. копия платежного поручения № . от 03.03.2009г. на сумму 33 000 рублей.
3. копия платежного поручению № . от 13.01.2009г., на сумму 30 000 рублей;
4. расчет взыскиваемой суммы;
5. копия квитанции о направлении копии искового заявления ответчику;
6. копия платежного поручения об уплате госпошлины;
7. копия свидетельства о внесении записи в ЕГРИП С. от . октября 2007г;
8. копия выписки из ЕГРИП от . (ИП С.)

Взыскание неосновательного обогащения при незаключенности договора

Взыскание неосновательного обогащения при незаключенности договора

В спорах хозяйствующих субъектов нередко возникают ситуации, когда подписанный договор ввиду несоблюдения его существенных условий является незаключенным. При этом между сторонами фактически осуществлялась хозяйственная деятельность (поставлялся товар, выполнялись работы и т.п.). Проблемы по таким незаключенным сделкам возникают как правило тогда, когда одна сторона совершила определенные действия (поставила товар, выполнила работы), в пользу другой стороны, однако другая сторона уклоняется от оплаты.

В этом случае возникает вопрос – как взыскать задолженность по договору, если такой договор фактически не заключен ввиду не соблюдения существенных условий предусмотренных законом? Ответ на обозначенный вопрос я хочу рассмотреть в настоящей статье на примере одного арбитражного дела из своей практики. Рассматриваемое дело хоть и старое, но рассматриваемые в нем проблемные вопросы актуальный и по сей день.

Перейдем непосредственно к фабуле дела:

Между продавцом и покупателем был подписан договор поставки. В указанном договоре не был определен предмет договора (не указано наименование, цена, количество продукции, отсутствовали ссылки на применение спецификации, сами спецификации также отсутствовали). В свою очередь товар в пользу покупателя был поставлен, при этом в товарных накладных отсутствовали какие-либо ссылки на подписанный договор. Покупатель товар принял, однако оплату за него не произвел.

В соответствии с гражданским законодательством договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям. Такое положение закреплено в пункте 1 статье 432 ГК РФ. В рассматриваемом случае в договоре поставки не были оговорены существенные условия, таким образом, данный договор не породил прав и обязанностей сторон относительно его исполнения. В этом и заключалась правовая проблема для взыскания образовавшейся задолженности.

Рассматривая обозначенную проблему нельзя не отметить, что с 2015 года в статью 432 ГК РФ был введен пункт 3, согласно которому сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности. Казалось бы, данный пункт должен полностью разрешить описанную в статье проблему, однако есть некоторые нюансы. Положения названного пункта не совсем подходят к обозначенной проблеме, так как в описанном деле невозможно связать поставленный товар с подписанным без существенных условий договором, а соответственно признать его фактически заключенным. Именно по этой причине, не смотря на введение данного пункта, разрешение проблемы представляется более приемлемым через институт неосновательного обогащения, хотя полностью исключать возможность применения пункта 3 статьи 432 ГК РФ, конечно, нельзя. К каждому конкретному случаю необходимо тщательно подбирать наиболее подходящие правовые основания и способы защиты нарушенного права.

Ознакомьтесь так же:  Приставы во всеволожске

Разрешение возникшей проблемы:

Описанная в статье проблема была разрешена следующим образом. Не смотря на то, что договор между сторонами заключен не был, фактически продавец передал товар в адрес покупателя, а последний, в свою очередь, товар принял. Факт передачи и принятия товара подтверждается товарно-транспортными накладными.

В данном случае, учитывая факт незаключенности сделки, у покупателя возникло неосновательное обогащение за счет продавца. При таких обстоятельствах основанием для взыскания задолженности будут выступать положения статьи 1102 ГК РФ. В соответствии с обозначенной статьей, лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего) обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

С такой позицией согласился Арбитражный суд Новосибирской области, иск был удовлетворен в полном объеме, с ответчика взыскана сумма задолженности за поставленный товар в качестве неосновательного обогащения.

Автор статьи – адвокат Спиридонов Михаил Владимирович

Судебная практика по неосновательному обогащению

1. Аванс по договору подряда не является неосновательным обогащением

Если заказчик заплатил аванс по договору подряда, а подрядчик выполнил заявленные ремонтные работы не в полном объеме, такой аванс не является неосновательным обогащением. Хотя все равно может быть взыскан в пользу заказчика, в связи с неисполнением договорных обязательств. К такому выводу пришел Санкт-Петербургский городской суд.

Гражданин обратился в Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга с иском к коммерческой организации о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами. По его мнению, неосновательное обогащение коммерческой организации возникло в результате получения от него авансовых платежей по договору подряда. Этот договор был заключен между гражданином и коммерческой подрядной организацией на производство ремонта в квартире, где проживает его мать. Предварительная стоимость ремонтных работ и материалов была определена по устной договоренности сторон. По просьбе подрядчика заказчик произвел предоплату, однако после получения денежных средств подрядчик не предоставил смету, к выполнению ремонтных работ не приступил.

Однако сам подрядчик утверждает, что заказчик лично присутствовал в квартире в момент начала ремонтных работ. Так же есть свидетели и ряд документов, которые подтверждают, что подрядчик выполнял ремонтные работы в квартире заказчика.

Суд первой инстанции по ходатайству ответчика назначил судебную строительно-техническую экспертизу для определения фактического объема выполненных работ. Согласно заключению этой судебной строительно-технической экспертизы фактический объем выполненных строительно-монтажных и ремонтных работ на объекте был определен, следовательно подрядчик действительно начал выполнять ремонт по договору подряда. Поэтому суд первой инстанции в удовлетворении исковых требований гражданину-заказчику отказал.

Санкт-Петербургский городской суд в апелляционном определении от 26.05.2016 N 33-7852/2015 по делу N 2-109/2015 согласился с выводами суда первой инстанции о том, что в ходе рассмотрения дела было подтверждено наличие между сторонами фактических подрядных отношений и выполнение подрядчиком ремонтных работ. Судьи отметили, что в силу статьи 307 Гражданского кодекса РФ при взаимных обязательствах одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, а именно: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги, либо воздержаться от определенного действия. При этом кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Кроме того, по нормам статьи 309 Гражданского кодекса РФ обязательства должны исполняться сторонами надлежащим образом, в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями. Одностороннее уклонение от исполнения обязательств не допускается, в силу статьи 310 Гражданского кодекса РФ.

При этом, в соответствии с нормами статьи 432 Гражданского кодекса РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. А по требованию статьи 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение). В спорной ситуации было установлено, что денежные средства в виде аванса были переданы истцом ответчику с целью оплаты работ в рамках возникших между сторонами фактических подрядных правоотношений. Исполнитель был допущен заказчиком на объект, во исполнение договора производились работы, оплаченные заказчиком. Поэтому суд не нашел правовых оснований для возврата этих сумм, как неосновательного обогащения, полученного ответчиком.

2. Отказ от исполнения условий договора не влечет за собой неосновательного обогащения

Если между сторонами существовали договорные обязательства, которые не выполнила одна из сторон, другая сторона сможет вернуть авансовый платеж в судебном порядке. Только не в качестве неосновательного обогащения. Так решил Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд.

Между организацией-заказчиком и организацией- исполнителем был заключен договор на оказание услуг строительными машинами и механизмами с обслуживающим персоналом. Согласно условиям этого договора организация-исполнитель обязался оказать услуги по управлению башенным краном КБ-408 и его технической эксплуатации, а организация-заказчик обязалась принять в пользование башенный кран с обслуживающим персоналом для производства работ под руководством своих ответственных лиц. При этом, в соответствии с условиями договора, до начала работ организация-заказчик перечислила авансовый платеж за монтаж и демонтаж башенного крана на расчетный счет организации-исполнителя. Срок оказания заказанных услуг по договору должен был составить 14 дней со дня поступления предоплаты на расчетный счет исполнителя.

Однако, организация-исполнитель своих обязательств по договору в установленный срок не исполнила. Поэтому организация-заказчик направила в его адрес письменный отказ от исполнения договора с требованием о возврате перечисленных им денежных средств. В претензии заказчик предупредил исполнителя о том, что в случае не возврата суммы предоплаты, он будет вынужден обратиться в суд. Поскольку требования не были исполнены, организация-заказчик обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании авансового платежа в качестве неосновательного обогащения, полученного организацией-исполнителем, поскольку сочла договор разорванным.

Суды двух инстанций отказали организации-заказчику в удовлетворении заявленных требований. Судь и пришли к выводу, что невыполнение ответчиком предварительных действий с целью организации работ связано с тем, что у организации-исполнителя отсутствовала возможность приступить к своим обязательствам, предусмотренным договором. С такими выводами судов согласилась и кассационная инстанция. Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 27.08.2015 N 11АП-10558/2015 по делу N А65-2341/2015 указал, что суды двух инстанций сделали правильные выводы по всем обстоятельствам дела.

В частности, арбитры указали, что как следует из пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса РФ, никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. В соответствии с нормами статьи 10 Гражданского кодекса РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также любые действия в обход закона с противоправной целью и иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав, именуемое злоупотреблением правом.

В спорной ситуации наличие или отсутствие башенного крана КБ-408, зарегистрированного за ответчиком, само по себе не влияет на факт заключения договора на оказания услуг, который был установлен вступившими в законную силу судебными актами. Судами было установлено, что между истцом и ответчиком был заключен договор, а также отказано в удовлетворении требования о признании этого договора незаключенным. Поэтому требование о взыскании неосновательного обогащения не подлежит удовлетворению, так как в данном случае перечисление производилось в рамках договора и неосновательность перечисления не установлена. В связи с отказом в удовлетворении требования о взыскании неосновательного обогащения, не подлежит удовлетворению и требование о взыскании процентов, начисленных на эту сумму.

3. Неосновательное обогащение, выплаченное по судебному решению можно включать в состав внереализационных расходов

Организация, которая выплатила денежное возмещение в результате взыскания неосновательного обогащения в судебном порядке, имеет право включить его в состав внереализационных расходов в целях налогообложения прибыли. При условии, что понесенные ей расходы документально подтверждены и соответствуют критериям, установленным налоговым законодательством РФ. К такому решению пришел Верховный суд РФ.

Одна коммерческая организация-продавец заключила с другой организаций-покупателем договор купли-продажи нежилого здания, принадлежащего продавцу на праве собственности. По условиям договора купли-продажи право собственности на объект недвижимости переходит от продавца к покупателю с момента государственной регистрации договора купли-продажи в Учреждении юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории города Москвы. Однако в осуществлении государственной регистрации перехода права собственности на основании данного договора было отказано, после чего продавец направил покупателю уведомление о расторжении договора и возврате имущества. Но покупатель обратился в Арбитражный суд города Москвы с иском о признании недействительным одностороннего отказа продавца от исполнения договора купли-продажи нежилого здания. Покупатель просил суд обязать организацию-продавца произвести в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним регистрацию изменений в описании данного объекта. Продавец заявил встречный иск об обязании общества возвратить недвижимое имущество в связи с расторжением договора. Суд отказал в удовлетворении исковых требований покупателя и удовлетворил встречные требования продавца.

Однако спорное имущество покупателем не было возвращено, в результате чего Арбитражным судом города Москвы с него в пользу продавца было взыскано 22,6 млн рублей неосновательного обогащения, в размере арендной платы за пользование имуществом в спорные периоды. Эти суммы были включены организацией в состав внереализационных расходов в целях налогообложения прибыли.

Федеральная налоговая служба провела выездную налоговую проверку организации и установила неуплату налога на прибыль в размере 4,5 млн рублей в результате завышения налогоплательщиком внереализационных расходов на сумму неосновательного обогащения за 2010 — 2012 годы в указанном выше размере. Не согласившись с решением налогового органа, повлекшим доначисление налога на прибыль, организация обратилась в арбитражный суд с исковым заявлением о признании недействительным решения ФНС.

Суды трех инстанций отказали организации в удовлетворении заявленных требований. Арбитры сочли, что в силу положений пункта 1 статьи 1102 ГК РФ и пункта 2 статьи 1105 ГК РФ отнесение к внереализационным расходам в целях налогообложении прибыли, сумм неосновательного обогащения, уплаченного по решению суда, является неправомерным. Поскольку экономическая выгода от уплаты этих сумм у организации не возникает. Кроме того, денежные средства, возвращенные по решению суда, ранее не были учтены организацией в составе доходов, а возврат незаконно полученного дохода не образует расходов в целях налогообложения прибыли.

Однако Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации сочла ошибочной такую позицию арбитражных судов. В определении Верховного Суда РФ от 11.09.2016 N 305-КГ15-6506 по делу N А40-84941/2014 судьи указали, что, основным условием для принятия расхода к уменьшению налогооблагаемой базы, в соответствии со статьей 252 Налогового кодекса РФ, является их обоснованность и документальное подтверждение. В спорной ситуации, как установлено судами, недвижимое имущество использовалось организацией как производственное помещение, в котором размещалось два сборочных цеха, испытательная станция и химическая лаборатория. В данных помещениях продукция организации проходила конечную стадию своего производства, реализовывалась покупателям. После чего чего у организации образовался доход в виде выручки от реализации произведенной продукции. Следовательно, затраты в виде уплаты неосновательного обогащения за использование помещений без законных оснований по своей сути являются арендной платой, подлежащей уплате за такое использование недвижимости в целях осуществления предпринимательской деятельности. Об этом свидетельствует и расчет размера неосновательного обогащения, произведенный арбитражным судом исходя из стоимости аренды.

Ознакомьтесь так же:  Налог на прибыль организаций 2019 уплата

Таким образом, понесенные организацией расходы документально подтверждены и отвечают критериям, установленным пунктом 1 статьи 252 НК РФ и пунктом 1 статьи 265 НК РФ. Поэтому у налогового органа отсутствовали основания для отказа организации во включении уплаченных сумм упущенной выгоды в состав внереализационных расходов.

4. Лишняя плата за воду — это неосновательное обогащение

В случае уменьшения объема забора водных ресурсов из водных объектов по сравнению установленными договором водопользования значениями, организация-пользователь воды имеет право на перерасчет платы за воду. Такое право не зависит от заключения дополнительных соглашений к договору водопользования с уполномоченным органом. Такое решение принял Тринадцатый арбитражный апелляционный суд.

Между Комитетом по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Правительства Санкт-Петербурга и организацией- водопользователем был заключен договор водопользования. В соответствии с условиями этого договора уполномоченный орган предоставляет, а водопользователь принимает в пользование реку Нева. Целью водопользования является водоснабжение для производственных целей. При этом, договором были установлены виды водопользования, а именно совместное водопользование с забором (изъятием) водных ресурсов из водного объекта без возврата воды в водный объект.

Также договором было установлено, что плата за воду вносится организацией каждый платежный период (квартал) не позднее 20 числа месяца, следующего за истекшим платежным периодом. При этом перерасчет размера платы, установленной договором за пользование водным объектом, осуществляется в порядке, установленном Правилами расчета и взимания платы за пользование водными объектами, утвержденными постановлением Правительства РФ от 14.12.2006 N 764. В соответствии с условиями этих правил перерасчет производится по мере необходимости по окончании соответствующего платежного периода. Изменение размера платы должны оформляться путем подписания сторонами дополнительных соглашений к договору.

В результате организация перечислила денежные средства в сумме 499 тысяч рублей за водопользование в 4 квартале 2012, полагая, что стоимость фактического объема изъятия (забора) водных ресурсов составляет 410 тысяч рублей. В результате образовалась переплата, которую комитет не вернул организации. Поэтому организация в судебном порядке заявила требование о взыскании с комитета образовавшейся переплаты.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований было отказано. Однако Тринадцатый арбитражный апелляционный суд с выводами суда первой инстанции не согласился. В 1постановлении от 3 августа 2016 г. по делу N А56-79459/2014 арбитры указали, что денежные средства в виде неосновательного обогащения подлежат взысканию с Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности.

Основанием для такого судебного решения послужили те обстоятельства, что в силу статьи 9 Водного кодекса РФ юридические лица приобретают право пользования поверхностными водными объектами по основаниям и в порядке, которые установлены главой 3 Водного кодекса. При этом, по требованиям статьи 12 Водного кодекса РФ по договору водопользования одна сторона — исполнительный орган государственной власти или орган местного самоуправления, предусмотренные частью 4 статьи 11 Водного кодекса РФ, обязуется предоставить другой стороне — водопользователю водный объект или его часть в пользование за плату.

Ставки платы за пользование водными объектами, находящимися в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальных образований, порядок расчета и взимания такой платы устанавливаются соответственно Правительством РФ, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления. Платежным периодом признается квартал. Как следует из пункта 7 Правил в соответствии с условиями договора водопользования при уменьшении объема забора (изъятия) водных ресурсов из водных объектов или их частей по сравнению со значениями, установленными договором водопользования, плательщики производят перерасчет размера платы. Такой перерасчет производится по мере необходимости по окончании соответствующего платежного периода.

Таким образом, Правилами установлено, что при уменьшении объема забора водных ресурсов из водных объектов, по сравнению со значениями, установленными договором водопользования, размер платы за пользование поверхностными водными объектами подлежит перерасчету. При этом в Правилах не содержится норм, обуславливающих возникновение у плательщика права на перерасчет платы по договору водопользования обязательным заключением дополнительного соглашения к такому договору.

5. Неустойка по договору не является неосновательным обогащением, если стороны с ней согласились

Если стороны по договору согласились с повышенным размером ответственности за просрочку поставки товара, то неустойка, взысканная по такому договору не может быть признана неосновательным обогащением, полученным покупателем. К такому выводу пришел Арбитражный суд Северо-Западного округа.

Между обществом-поставщиком и предприятием-покупателем был заключен договор поставки, по условиям которого поставщик обязался передать в собственность покупателю пресс-формы, согласно спецификации и техническим требованиям, а покупатель обязался принять поставленный товар и уплатить за него определенную договором цену. В случае просрочки сроков поставки, по условиям договора, покупатель вправе требовать уплаты пени за каждый день просрочки в следующем размере: при просрочке от 1 до 3 дней — 0,1%, при просрочке от 4 до 10 дней — 0,5%, а свыше 10 дней — 1% от стоимости не поставленного в срок товара.

В результате товар был передан покупателю с нарушением сроков поставки на 257 дней. Часть образовавшейся неустойки была удержана покупателем из суммы оплаты по договору, о чем предприятие уведомило общество письмом. Однако общество сочло, что удержанная неустойка является несоразмерной последствиям нарушения обязательств и произвело собственный расчет неустойки, исходя из 0,1% от стоимости товара, поставленного с просрочкой. После чего направило предприятию претензию о возврате излишне удержанной неустойки. Так как общество не удовлетворило данную претензию добровольно, общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании полученного предприятием неосновательного обогащения.

Суд первой инстанции отказал обществу в удовлетворении исковых требований. Арбитры учли, что покупатель и так самостоятельно уменьшил размер подлежащей удержанию с продавца по договору неустойки более чем в два раза по сравнению с начисленной суммой. Поэтому суд признал удержанную неустойку соразмерной последствиям допущенных продавцом нарушений сроков поставки. Апелляционный суд оставил решение суда первой инстанции без изменений, к аналогичному решению пришла кассационная инстанция. Арбитражный суд Северо-Западного округа в постановлении от 17 августа 2016 г. по делу N А56-69428/2014 разъяснил, что в силу статьи 309 Гражданского кодекса РФ обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов. При этом, в соответствии со статьей 329 Гражданского кодекса РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой.

Как следует из статьи 330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства. В силу статьи 521 ГК РФ неустойка за недопоставку или просрочку поставки товаров взыскивается с поставщика до фактического исполнения обязательства в пределах его обязанности восполнить недопоставленное количество товаров в последующих периодах поставки, если иной порядок уплаты неустойки не установлен законом или договором. По нормам статьи 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд может уменьшить ее размер.

В спорной ситуации факт просрочки исполнения обязательств продавцом по поставке товара сторонами не оспаривается. Удержание неустойки в этом случае предусмотрено условиями договора, а размер подлежащей удержанию неустойки проверен судами с учетом соблюдения баланса между применяемой к обществу мерой ответственности и последствиями ненадлежащего исполнения обязательства для предприятия. Таким образом, суд не нашел оснований считать взысканную покупателем неустойку неосновательным обогащением.

Наш источник информации о свежих судебных решениях — система Консультант Плюс. В нее включается судебная практика всех судов всех уровней. Так, решения высших судов РФ:

Конституционный суд РФ, упраздненный Высший арбитражный, Верховный суд РФ Консультант Плюс публикует полностью в удобном формате с гиперссылками на нормативные документы.

Практика судов арбитражной системы (всех трех инстанций) также включается в программу в полном объеме. Эти материалы также обработаны с юридической точки зрения — в них проставлены связи и ссылки на упоминаемые правовые акты (перейти в них таким образом удобно и быстро).

Решения судов общей юрисдикции в программе представлены максимально широко, однако, не полностью. Речь идет о невключении в открытые источники (коим Консультант Плюс также является) ряда тематик — например, это дела с участием несовершеннолетних, некоторые уголовные и другие.

Проблемы разграничения требований о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения

Сложность разграничения требований о взыскании убытков и неосновательного обогащения неоднократно вызывала коллизии в ходе судебных разбирательств. Рассмотрим основные аспекты, которые необходимо учитывать дабы избежать негативных последствий неправильной квалификации требований.

Итак, при подготовке к делу перед Вами встает вопрос, как сформулировать требования – взыскать убытки или взыскать неосновательное обогащение?

Сначала немного теории, которая отнюдь не помешает Вам при обосновании правильности выбора исковых требований.

Возмещение убытков представляет собой меру гражданского-правовой ответственности. Согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Основанием для взыскания убытков является гражданское правонарушение. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 12.10.2015 №25-П предмет доказывания по делам о возмещении убытков определён следующим образом: «При рассмотрении дел о взыскании убытков арбитражному суду необходимо установить состав правонарушения, включающий факт наступления вреда, вину причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими неблагоприятными для истца последствиями, а также размер ущерба». Пленум ВС РФ в своем Постановлении от 23 июня 2015 г. №25 также дал разъяснения по данному вопросу, указав, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Тогда как обязательства из неосновательного обогащения, являются отдельным видом обязательств, носящим внедоговорный характер. Статья 1102 Гражданского кодекса определяет их следующим образом: «Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли». Таким образом, для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо наличие следующих условий: приобретение или сбережение имущества за счёт другого лица, отсутствие законных оснований такого приобретения либо сбережения. Для возникновения данного обязательства не имеет значения является ли оно последствием поведения потерпевшего, приобретателя либо третьих лиц, а также наличие их воли. Кроме того, согласно пункту 4 статьи 453 Гражданского кодекса РФ в случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства. Эта диспозитивная норма устанавливает условие применения положений о неосновательном обогащении в случае неисполнения или неравноценного исполнения обязательства одной стороной при условии получения исполнения обязательства от другой стороны до расторжения или изменения договора.

Ознакомьтесь так же:  Жалоба на неправомерные действия должностного лица заполненный образец

Основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т.п. (Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 №11524/12).

Что касается особенностей доказывания по таким делам, то в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 №12435/12 по делу №А76-10850/2011 указано следующее: «Чтобы требование о взыскании неосновательного обогащения было удовлетворено, потерпевший должен доказать, что приобретатель приобрел или сберег имущество за его счет без законных оснований».

Исходя из положений законодательства, регулирующих данные правовые институты, и вышеуказанного подхода судов к определению круга обстоятельств, подлежащих доказыванию при рассмотрении дел о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения, следует вывод, что основными их различиями являются:

  • возникновение неосновательного обогащения не связано с виной приобретателя;
  • убытки являются мерой гражданско-правовой ответственности, а неосновательное обогащение — отдельным видом внедоговорного обязательства;
  • основания для применения норм о каждом из рассматриваемых правовых институтов.

Однако, необходимо отметить, что в определении правовой природы этих двух институтов и заключаются их основные отличия. Соотнесение предъявляемых требований с указанными выше положениями, анализ их различий поможет правильно установить сущность спорных правоотношений и позволит провести разграничение между ними.

В связи с этим рассмотрим основные направления в судебной практике по разграничению требований о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения, а также позиции судов при неправильной квалификации исковых требований.

Некоторые из указанных различий рассматриваемых правовых институтов нашли свое отражение в судебной практике. Более того, судебной практикой выделяются и другие отличия рассматриваемых требований, и в качестве одного из примеров можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 октября 2010 г. №КГ-А40/11154-10 по делу №А40-43029/09-69-369.

Упомянутое постановление указывает, что неотработанная сумма предварительной оплаты (аванса) относится к неосновательному обогащению, а не к убыткам. Мотивировано это следующим. По правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки предполагают безвозвратную утрату имущества. Поскольку сумма предварительной оплаты (аванса) не может считаться безвозвратно утраченной и по своему характеру является неосновательным обогащением, то она не считается убытками.

Надо отметить, что несмотря на указанные отличия и разный характер рассматриваемых требований, анализ практики позволяет сделать вывод, что случаи, когда суду приходится разъяснять, какие именно требования должны быть предъявлены в том или ином случае, не так уж редки.

В качестве одного из примеров неправильного разграничения истцом требований о взыскании убытков и неосновательного обогащения можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 18.03.2014 N 18222/13 по делу N А40-117032/12. Кроме того, это как раз один из примеров, когда, обосновывая квалификацию требований как взыскание неосновательного обогащения, в качестве одного из доводов суд привел отсутствие оснований для возмещения убытков – деликта либо иного законного основания, что как указывалось выше, относится к одному из различий данных правовых институтов.

Суть спора по данному делу заключается в следующем. После подачи в суд заявления о признании общества банкротом им и банком подписан договор об отступном, по условиям которого денежное обязательство данного общества по кредитному договору подлежало прекращению путем предоставления банку отступного (недвижимого имущества). Договор об отступном фактически исполнен его сторонами — должник передал банку недвижимое имущество. Впоследствии указанный договор Президиумом ВАС РФ был признан недействительным, поскольку данная сделка повлекла предпочтительное удовлетворение требований банка перед другими кредиторами. Арбитражный суд города Москвы применил к договору об отступном последствия его недействительности, обязав банк вернуть недвижимое имущество должнику и восстановив задолженность последнего перед банком. Конкурсный управляющий, полагая, что, передав недвижимое имущество в качестве отступного, общество понесло убытки в виде неполученных арендных платежей, обратился в арбитражный суд с иском об их взыскании. Рассматривая данное дело, Президиум ВАС РФ указал, что само по себе заключение банком договора об отступном не может рассматриваться как причинение вреда. В отдельных случаях закон предусматривает возможность возмещения убытков в связи с заключением недействительных сделок, при этом действующее законодательство не содержит норм о взыскании убытков ввиду совершения недействительной сделки с предпочтением. Не всякое исполнение недействительной сделки влечет возникновение юридического основания для возмещения убытков. Основным способом защиты прав сторон, исполнивших сделку, является применение последствий ее недействительности.

В связи с этим вывод судов о возможности применения норм о возмещении убытков в отсутствие деликта или иного установленного законом основания противоречит гражданскому законодательству. Кроме того, Президиум ВАС указал, что данное требование может быть квалифицировано как кондикционное, поскольку банк неосновательно пользовался недвижимым имуществом должника с момента его получения, и к отношениям сторон подлежит применению пункт 1 статьи 1107 Гражданского кодекса.

Из данной нормы усматривается, что неосновательно обогатившееся лицо, в частности, обязано возместить все доходы, которые оно должно было извлечь из имущества потерпевшего, с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательном обогащении.

При этом, судом сделан вывод, что неверная правовая квалификация требования истца в качестве убытков вместо кондикционного требования не привела к принятию неправильного решения, поскольку истец имел право на притязание, предусмотренное пунктом 1 статьи 1107 Гражданского кодекса.

Отметим, что правильная квалификация требований о взыскании убытков или взыскании неосновательного обогащения чрезвычайно важна, однако, если истец так и не придёт к их правильному пониманию, суд вправе самостоятельно определить характер спорных правоотношений.

В связи с этим, наряду с анализом проблемы разграничения рассматриваемых требований, необходимо выделить следующее направление в судебной практике, имеющее непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу, сформированное высшей судебной инстанцией. В случае, если исковые требования о взыскании неосновательного обогащения ошибочно определены как возмещение убытков, суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения и нормы законодательства, подлежащие применению, кроме того, если истцом заявлено требование о взыскании денежной суммы (возмещении убытков), последующее определение ее как суммы неосновательного обогащения не является изменением предмета иска.

Отражено это направление в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16.11.2010 N 8467/10 по делу №А19-12205/09-58, которое также затрагивает проблему разграничения рассматриваемых требований. По данному спору, сославшись на статью 15 Гражданского кодекса РФ, истец предъявил требования о взыскании убытков, заключающихся в понесённых расходах на восстановление железнодорожного тупика, обязанность восстановить который возлагались на него как на субарендатора по договору субаренды, признанному впоследствии незаключенным. Судом первой инстанции в изменении требований с взыскания убытков на взыскание неосновательного обогащения, как и в иске было отказано. Суд апелляционной инстанции решение оставил в силе. Суд кассационной инстанции, указав на неправильную квалификацию искового требования, которое, по его мнению, следовало рассматривать как взыскание неосновательного обогащения, исходя из сформулированных требований истца, отменил на основании этого судебные акты нижестоящих судов, полагая, что неправильная квалификация иска является безусловным основанием к отмене, при этом в связи с неотносимостью представленных истцом доказательств к обстоятельствам неосновательного обогащения ответчика также отказал в иске.

ВАС РФ все судебные акты по данному делу отменил. Суд указал, что, несмотря на то, что истец первоначально ошибочно назвал сумму иска убытками, суды на основании пункта 1 статьи 133, пункта 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с учетом обстоятельств, приведенных в обоснование иска, должны были самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами по делу, а также нормы законодательства, подлежащие применению. По его мнению, суды не учли, что, поскольку истцом заявлено требование о взыскании денежной суммы, последующее определение ее как суммы неосновательного обогащения при указанных фактических обстоятельствах не может являться изменением предмета иска. В последующем указанная позиция была поддержана и в других судебных актах. (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 9 апреля 2013 г. N Ф10-540/13 по делу N А48-2733/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10 сентября 2012 г. N Ф01-3970/12 по делу N А79-3179/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 октября 2011 г. N Ф07-1485/10 по делу №А21-5282/2009).

Также в связи с рассматриваемым вопросом необходимо упомянуть Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.05.2002 N Ф08-1617/2002. По этом делу суд, признав квалификацию требований неправильной, как и Президиум ВАС в Постановлении от 18.03.2014 N 18222/13 по делу N А40-117032/12 не счел это основанием для отмены судебных актов нижестоящих инстанций. В рамках данного спора истцом заявлены требования о выселении из неосновательно занимаемых муниципальных нежилых помещений и взыскании убытков в виде упущенной выгоды исходя из неполученной истцом арендной платы и процентов за тот же период. Суд первой инстанции, установив, что ответчик неосновательно занимает нежилые помещения, являющиеся муниципальной собственностью, удовлетворил требования истца, указав в решении, что взысканию подлежит упущенная выгода. Апелляционная инстанция же указала, что взыскано неосновательное обогащение. Кассационная инстанция поддержала этот вывод апелляционной инстанции, поскольку в данном случае взыскание с ответчика того, что он сберег вследствие пользования спорными помещениями является взысканием неосновательного обогащения, обязанность возместить которое предусмотрена статьями 1102-1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, оставив акты нижестоящих судов без изменения, так как, по его мнению, указанные противоречивые выводы не могут являться основанием к отмене по существу правильного решения суда первой инстанции.

Итак, анализ сложившейся судебной практики, позволяет сделать вывод о том, что при рассмотрении дел, наибольшую сложность при разграничении рассматриваемых требований вызывают ситуации, касающиеся определения суммы предварительной оплаты в качестве убытков либо неосновательного обогащения, взыскания неосновательного обогащения при признании договора незаключенным, фактическом пользовании услугами в отсутствие договора, признании сделки недействительной, а также безосновательном пользовании недвижимым имуществом. При этом, в большинстве случаев неправильная квалификация имеет место в отношении требований о взыскании неосновательного обогащения, истцы первоначально формулируют их как взыскание убытков.

Стоит отметить, что, для решения вопроса о разграничении рассматриваемых требований необходимо использовать все характерные признаки данных правовых институтов, установленные действующими нормами законодательства, учитывая сформированные судебной практикой позиции. В связи с этим вышеприведённые примеры судебной практики в этой сфере исключительно важны, поскольку способствуют установлению точного восприятия норм, регулирующих указанные правоотношения, во избежание ошибок применения их на практике и как следствие для усовершенствования работы судов.