Злоупотребление неустойка

Оглавление:

ВС поддержал поправку на злоупотребление при расчете неустойки

Верховный суд оставил в силе постановление 9-го ААС, который решил, что «договорная» неустойка не может взыскиваться за период с того момента, когда сторона объявила о своем нежелании сохранять отношения. Иной подход означал бы злоупотребление правом. Эксперты хвалят этот вывод, а застройщику, который проиграл Минобороны, не до радости: судя по информации, звучавшей на заседании в ВС, он должен заплатить, хотя жилье для военнослужащих строил за свои деньги и они так или иначе въехали в эти квартиры.

В ноябре и декабре 2009 года между Министерством обороны и пензенской строительной компанией ООО «СКМ Групп» были заключены два госконтракта, согласно которым через год застройщик должен был за 680 млн руб. продать для военнослужащих 433 квартиры в Пензе. Однако, по информации Минобороны, готовы были только 58 квартир общей стоимостью 90 млн руб., причем сданы они была двумя месяцами позже. Ведомство заявило в претензии, датированной 11 июля 2011 года, что «утратило интерес» к жилплощади, поскольку обязательства были выполнены не в полном объеме, и не стало присылать своего представителя для приемки и проводить госрегистрацию перехода права собственности, как это предполагалось по договору. А в Арбитражный суд Москвы был подан иск (дело № А40-116560/2012) о расторжении контрактов и взыскании 161 млн руб. неустойки – по условиям договора, начиная с даты просрочки (с 1 декабря 2010 года) и до начала его рассмотрения иска (10 апреля 2013 года).

А «СКМ Групп» подала встречный иск, также требуя неустойку в 74,3 млн руб. и расторжения контрактов. Компания апеллировала к пассивности министерства, отказавшегося принимать уже готовые квартиры и перерегистрировать право собственности. Именно поэтому, по мнению строителей, и было сорвано выполнение договоренностей.

Судья АСГМ Ольга Никонова расторгла контракты. «Суд пришел к выводу, что стороны взаимно нарушили условия договора, не имеют намерений для продолжения договорных отношений», – говорится в ее решении. Но заявленный Минобороны размер неустойки судья посчитала завышенным и сократила его до 60 млн руб. Мотивировала она это тем, что никаких расходов заказчик по контрактам не понес, поэтому обязательство по продаже квартир нельзя считать денежным. На том же основании был уменьшен и размер неустойки, которую хотела получить «СКМ Групп». Ей по решению суда первой инстанции причиталось 50 млн руб. В результате строители остались должны военным 10 млн руб., и обе стороны обратились в апелляцию.

Рассмотрев их жалобы в сентябре прошлого года, 9-й арбитражный апелляционный суд пришел к выводу, что в требованиях «СКМ Групп» нужно отказать. В деле нет доказательств того, что Минобороны уклонялось от регистрации перехода права собственности на квартиры, мотивировала апелляция такое решение. Но уменьшила и неустойку, которая полагалась военному ведомству, до 41,5 млн руб. Здесь логика постановления была такой: неустойка в иске Минобороны рассматривалась как способ обеспечения договорного обязательства, но в июле 2011 года ведомство отказалось принимать квартиры, значит, с этого времени никаких оснований для ее начисления уже не было, а военные просто злоупотребляли правом.

И опять обе стороны пошли в вышестоящий суд с жалобами, а ФАС Московского округа постановил вернуть дело в апелляцию. Обе стороны просили о пересмотре только части решения первой инстанции – о размере неустойки, но оно было проверено в полном объеме, объяснила кассация суть процессуального нарушения.

Но при втором рассмотрении 9-й ААС денежного наполнения своего постановления не изменил – 20 марта 2014 года с «СКМ Групп» в пользу Минобороны снова было взыскано 41,5 млн руб. Но мотивировка стала другой. Правоту Минобороны суд обосновал ссылкой на то, что по ст. 311 ГК РФ кредитор вправе не принимать исполнения обязательства по частям, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, условиями обязательства и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства. Поэтому в этом случае действия ведомства не могут влечь наступления мер гражданско-правовой ответственности в виде взыскания неустойки в пользу застройщика. Что касается ее уплаты военным, то тут при расчете 9-й ААС применил прежний подход.

На этот раз в кассацию обратилась только «СКМ Групп», и ФАС МО удовлетворил ее встречный иск. Суд сослался на неисполнение госзаказчиком своих обязательств, ведь обязанность по перерегистрации квартир была предусмотрена договором, и признал взаимное нарушение обязательств обеими сторонами. В пользу застройщика была взыскана неустойка в 74,3 млн руб., проведен зачет требований, и военные остались должны «СКМ Групп» 32,7 млн руб.

Но Минобороны обратилось с жалобой в Верховный суд РФ, и судья Наталья Павлова сочла дело заслуживающим внимания. В своем определении она процитировала доводы заявителя: «СКМ Групп» нарушила обязательства по госконтрактам и в результате обогатилась за счет государства, сохранив за собой квартиры, а кассационный суд вышел за пределы своих полномочий, исследуя вопрос явки представителя военного ведомства для перерегистрации перехода права собственности на недвижимость.

Экономическая коллегия ВС слушала дело в минувший вторник, 9 декабря. Представитель Минобороны Маргарита Сенина пояснила, почему ведомство «утратило интерес» к квартирам – ему якобы нужно было срочно расселить военнослужащих, так что пришлось купить другое жилье. А по информации ее оппонента Елены Козиной, она лукавила. Представитель «СКМ Групп» говорила, что военнослужащие живут как раз в спорных квартирах, несмотря на то что помещения находятся в собственности застройщика. Сенина спорить не стала.

– Как же это стало возможным? – удивилась председательствующая Павлова.

– А это большой вопрос к министерству, – пожала плечами Козина. И добавила, что ее компания подавала иски о выселении военнослужащих, но потом отозвала их, пожалев жильцов и надеясь решить этот вопрос с Минобороны. Кроме того, говорила Козина на самом деле министерству было передано 213, а не 58 квартир. Была она уверена и в том, что не обязана доказывать отрицательный факт – что Минобороны уклонилось от своих обязательств по контракту.

Судьи ВС оставили в силе постановление апелляции от 20 марта 2014 года, не став взыскивать неустойку с Минобороны. И были правы, считают эксперты. «Во-первых, [ФАС МО], отменяя постановление апелляции фактически не мотивировал неприменение ст. 311 ГК, которая была использована 9-м ААС», – отмечает юрист юркомпании «Некторов, Савельев и партнеры» Александр Баженов, хотя она прямо устанавливает право кредитора отказаться от принятия исполнения по частям. С ним согласен партнер адвокатского бюро DS Law Михаил Александров. По его мнению, возложение ответственности на подрядчика выглядит разумным, так как заказчик, по всей видимости, был заинтересован в получении всех квартир к определенному сроку.

Во-вторых, первая кассация выборочно подошла к применению ст. 10 ГК о злоупотреблении правом. С Минобороны была взыскана вся заявленная «СКМ Групп» неустойка, хотя «применение этой нормы к обеим сторонам выглядит равно обоснованным», отметил Баженов.

На довод апелляции о злоупотреблении правом со стороны Минобороны эксперты обращают особое внимание. «Снижая в четыре раза неустойку, суд установил отсутствие защищаемого права после даты фактического отказа заказчика от принятия недвижимости», – говорит Александров. «В этой части неустойка требовалась в отсутствие убытков и за исполнение обязательства, к которому по признанию самого истца он утратил интерес, что представляет собой злоупотребление правом», – добавляет старший юрист АБ «Линия права» Алексей Костоваров. Это подход, считает он, коррелирует с позицией Президиума ВАС о недопустимости взыскания неустойки в целях обогащения (постановление от 15 июля 2014 года № 5467/14). «Хотелось бы надеяться, что эта позиция найдет свое развитие и в определении экономколлегии», – говорит Костоваров.

7-миллионная неустойка споткнулась о довод про злоупотребление правом

Автовладелец, обнаруживший в своей машине недостаток, попытался отремонтировать ее по гарантии, но наткнулся на отказ. Пришлось чинить за свой счет, а потом идти в суд за компенсацией. Его иск в мировом суде удовлетворили, но автолюбитель пошел дальше – в суд районного звена – требовать неустойку, сумма которой в семь раз превышала стоимость машины. Расчет велся по закону о защите прав потребителей, говорили его представители, а юрист со стороны ответчика увидел в действиях оппонентов злоупотребление правом.

В декабре 2011 года житель Петербурга Е. Соколов (полное имя выяснить не удалось) приобрел автомобиль Nissan X-Trail за 1,032 млн руб., а спустя два месяца обнаружил следы масла на корпусе заднего амортизатора и обратился к официальному дилеру – ООО «Дженсер Техцентр 17», чтобы устранить недостаток по гарантии. Специалисты компании, впрочем, сочли, что проблема возникла по вине владельца, и отказали Соколову. На следующий день чинить машину по гарантии отказался и производитель – ООО «Ниссан Мэнуфэкчуринг РУС».

Экспертиза, которую Соколов провел за свой счет, все же выявила наличие заводского брака. Автовладелец устранил неисправность за свой счет, а 23 апреля 2013 года потребовал вернуть уплаченные за товар ненадлежащего качества деньги и компенсировать убытки, но на требование производитель в установленный законом 10-дневный срок не отреагировал. Тогда Соколов обратился с иском в суд. 28 мая прошлого года судья мирового судебного участка № 35 Марина Шумило обязала ООО «Ниссан Мэнуфэкчуринг РУС» возместить убытки за устранение неисправности в размере 7137 руб., а также компенсировать моральный вред и уплатить штраф (суммы выяснить не удалось). Иных требований тогда не заявлялось.

После одержанной победы Соколов обратился уже Лефортовский суд Москвы за взысканием неустойки с «Ниссан Мэнуфэкчуринг РУС» в размере 6,955 млн руб. В такую сумму он оценил невыполнение своих требований как потребителя в добровольном порядке, а также потребовал взыскать штраф в размере 50 % от общей суммы (дело № 2-1167/2015). При этом автомобиль не состоял в собственности истца с лета прошлого года.

На заседание, которое состоялось вчера, 31 марта, Соколов не явился, его интересы защищал представитель и сотрудник МООП «Гражданский контроль». Оба отказались представиться корреспонденту «Право.Ru».

«Требования Соколова ни в какие сроки исполнены не были – ему дважды отказали, поэтому он, на основании п. 2 ст. 23 закона «О защите прав потребителей» [ЗоЗПП], заявил иные требования. Согласно ст. 18 ЗоЗПП, потребитель вправе требовать возврата уплаченной за некачественный автомобиль суммы и при этом компенсации убытков. Исполнено не было и это требование. Он обратился в суд и реализовал свое право, потребовав [удовлетворить одно из требований]». Мировой суд иск удовлетворил. В настоящем судебном процессе мы требуем неустойку за отказ в удовлетворении требования о возврате некачественного автомобиля. 10-дневный срок был нарушен, поэтому согласно ст. 23 п. 1 ЗоЗПП изготовитель уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку в размере 1 % цены товара», – заявил представитель истца от МООП «Гражданский контроль» и попросил удовлетворить иск в полном объеме.

Юрист со стороны ответчика – Андрей Добродеев, в свою очередь, отметил, что законом не предусмотрена возможность требовать одновременно и возврата денег за автомобиль, и устранения заводского брака: «Недостаток был устранен, а требование о возмещении расходов на устранение недостатков потребителем является одним из требований, предусмотренных ст. 18 ЗоЗПП. Потребитель, реализовав свое право на устранение конкретного недостатка, закрыл вопрос. На момент предъявления требований недостаток в автомобиле отсутствовал, более того, сейчас автомобиль не находится во владении Соколова, а он с июля по март требует неустойку. Считаю, что имеется злоупотребление правом». Добродеев назвал требования необоснованными и попросил в их удовлетворении отказать.

Судья Василий Голованов в итоге так и сделал.

Снижение неустойки при неравной ответственности

Практика снижения неустойки на основании несопоставимости указанных в договорах мер ответственности сторон получает дальнейшее развитие, но не отличается единообразием. Попробуем разобраться в имеющихся подходах снижения неустойки по рассматриваемому основанию в том числе в отношении организаций, на которые прямо не распространяется Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ.

Ознакомьтесь так же:  Атанасян бутузов пособие для учителей

Баланс интересов

Положение о сопоставимости мер ответственности при рассмотрении вопроса о размере неустойки направлено на сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора, и воспринято судебной практикой как одно из оснований уменьшения неустойки.

Особое значение для формирования судебной практики имеет Постановление Президиума ВАС РФ от 17.12.2013 № 12945/13, в котором указано, что в качестве обоснования снижения неустойки можно приводить в том числе доводы о чрезмерности санкций по сравнению с обычно взимаемой по государственным контрактам неустойкой. Равные начала предполагают определенную сбалансированность мер ответственности, предусмотренных для сторон одного договора при неисполнении ими обязательств, что корреспондирует с положениями ст. 124 Гражданского кодекса о том, что публичные образования вступают в гражданские отношения на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юридическими лицами.

В развитие данной позиции указывается, что, если по условиям контракта размер неустойки за неисполнение обязательств поставщика (исполнителя, подрядчика) значительно превышает размер неустойки за нарушение обязательств заказчиком, это позволяет ему извлечь необоснованное преимущество. Признается, что получение в рамках исполнения договора денежных средств с поставщиков (исполнителей, подрядчиков) за счет завышения санкций не отнесено к целям принятия законодательства, регулирующего отношения в данной области, и может воспрепятствовать этим целям мероприятий, предусмотренных государственными программами.

Возложение законодателем на суды решения вопроса об уменьшении размера неустойки при несопоставимости мер ответственности предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю меры ответственности с учетом наличия слабой стороны, которая в силу особой заинтересованности в заключении договора, монополистического положения контрагента на рынке, отсутствия времени или других причин не имеет возможности оспорить включение в договор завышенных санкций 1 .

В литературе высказывается мнение, что принцип защиты слабой стороны находится в противоречии с принципами равенства сторон и свободой договора 2 . Однако можно говорить скорее о взаимодополняемости принципов, чем о противоречии. Принципы друг другу не противоречат, поскольку находятся в системе, содержание одного принципа перетекает в содержание другого, раскрывая разные грани одного и того же. При защите слабой стороны равноправие раскрывается в полной мере и позволяет не допустить злоупотребления в отношениях сторон и реализует требования ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Отсюда следует, что снижение неустойки при несопоставимости мер ответственности является следствием борьбы с субъективным произволом в договорных отношениях в социально значимой сфере.

Практика применения

Необходимость сбалансированности мер ответственности получает широкую поддержку в отношениях по государственным контрактам и социально значимым государственным программам, вытекающим из контрактной системы в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд, на которые распространялось действие Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Из Определения ВС РФ от 31.03.2016 по делу № 306-ЭС15-15659, А55-30563/2014 следует, что установление пунктом контракта пеней в размере большем, чем указано в Законе № 44-ФЗ и Постановлении Правительства РФ от 25.11.2013 № 1063, законодательству не противоречит и само по себе не может служить основанием для признания спорного условия договора недействительным по ст. 168 ГК РФ, вместе с тем неустойка может быть уменьшена при наличии оснований, предусмотренных ст. 333 ГК РФ.

Закон № 44-ФЗ является комплексным законодательным актом, содержащим нормы как публичного, так и частного права, и в основном состоит из норм императивного характера, ограничивающих свободу усмотрения сторон.

При этом в ст. 46 Закона № 44-ФЗ установлен запрет на переговоры между участником размещения заказа и заказчиком. Запрет на переговоры означает, что лицо, подписывающее контракт, лишено возможности выразить собственную волю в отношении порядка начисления неустойки и вынуждено принять это условие путем присоединения к контракту в целом. Включая в проект государственного контракта заведомо невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает принцип юридического равенства и баланс частного и публичного интереса, то есть злоупотребляет своим правом.

Предполагается, что при заключении подобной сделки поставщик (исполнитель, подрядчик) не может в полной мере самостоятельно устанавливать свои права и обязанности в своей воле и интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ), заключение договора в части этого условия нельзя признать добровольным, то есть с предоставлением возможности свободно выбирать или изменять данные условия договора и противодействовать принуждению к заключению договора в части определения размера неустойки на крайне невыгодных для себя условиях, что не соответствует ст. 1 и 421 ГК РФ.

Необходимо обратить внимание, что п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» предусмотрено, что, в случае если будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом. К такой иной мере относится и применение ст. 333 ГК РФ.

Так, в Постановлении от 11.06.2015 № Ф04-19190/2015 по делу № А46-14739/2014 Арбитражный суд ЗСО отметил, что, проанализировав условия муниципального контракта в части ответственности подрядчика (пени в размере 1/12 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта за каждый день просрочки) и ответственности муниципального заказчика (1/300 ставки рефинансирования ЦБ РФ от размера задолженности за каждый день просрочки), суд апелляционной инстанции правильно посчитал, что начисление подрядчику неустойки в размере 1/12 ставки рефинансирования ЦБ РФ от цены контракта за каждый день просрочки ущемляет права общества и нарушает баланс интересов сторон.

Противоположный подход о том, что действующее гражданское законодательство, как и законодательство о закупках, не исходит из равенства ответственности сторон договора (Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.08.2016 № 19АП-3590/2016 по делу № А08-3046/2015), необоснованно сужает круг юридически значимых обстоятельств. При разрешении подобной категории споров надо признать и учитывать, что предоставление возможности сторонам договора извлекать в отношении друг друга неосновательное обогащение не является правом, охраняемым законом и подлежащим защите в соответствии с нормами действующего законодательства.

Особое юридическое нормирование неустойки предполагает выявление слабой стороны в правоотношениях и оснащение ее дополнительными правовыми возможностями.

Аналогия закона и статья 333 ГК РФ

Снижение неустойки по причине несопоставимости мер ответственности в договоре, основанном на принципе защиты слабой стороны, применяется и в отношениях, которые прямо не урегулированы Законом № 44-ФЗ. Применение по аналогии положений, предусматривающих равную ответственность государственных и муниципальных заказчиков и исполнителей государственного заказа за просрочку исполнения обязательств, признается судами правомерным.

Из Постановления Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.01.2016 по делу № А05-10038/2015 следует, что ОАО «Оборонэнерго» обратилось в Арбитражный суд Архангельской области с исковым заявлением к ООО «Универсал-Энерго» о взыскании 279 538 руб. 83 коп., в том числе 179 631 руб. 49 коп. неустойки, начисленной за просрочку исполнения обязательств по договору поставки от 07.08.2014 № 333-СЕВ-2014 за общий период с 28.08.2014 по 03.10.2014, 99 907 руб. 34 коп. неустойки, начисленной за просрочку исполнения обязательств по договору поставки от 20.08.2014 № 361-СЕВ-2014 за общий период с 10.09.2014 по 21.10.2014 (с учетом уточнения требований, принятого судом).

Решением суда заявленные требования удовлетворены частично, в пользу ОАО «Оборонэнерго» взыскано 100 000 руб. неустойки, а в удовлетворении остальной части требований отказано.

ОАО «Оборонэнерго» обратилось с апелляционной жалобой, в которой указало, что судом первой инстанции при обосновании возможности снижения размера неустойки применен закон, не подлежащий применению, поскольку истец является коммерческой организацией, и его деятельность не регулируется Законом № 44-ФЗ. Ссылается на то, что ответчиком какие-либо доказательства несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства не представлены.

Отклоняя доводы апелляционной жалобы, суд второй инстанции посчитал, что ссылка на положения указанного Закона № 44-ФЗ сделана в целях применения правовой позиции Президиума ВАС РФ о сопоставимости мер ответственности, изложенной в Постановлении от 17.12.2013 № 12945/2013.

В соответствии с п. 1 ст. 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. ГК РФ не устанавливает какого-либо исчерпывающего перечня обстоятельств, которые могут быть приняты судом во внимание при оценке таких последствий.

Поскольку контрактом ответственность покупателя за невыполнение обязательств по оплате товара установлена в размере, определенном ст. 395 ГК РФ (п. 5.13 договоров), а ответственность поставщика за просрочку поставки товара – в размере 0,1% от стоимости недопоставленного товара за каждый день просрочки, но не более 10% от стоимости товара, и истцом не представлено доказательств того, что нарушение ответчиком обязательства повлекло для ОАО «Оборонэнерго» существенные негативные последствия, суд первой инстанции снизил размер начисленной неустойки до 100 000 руб.

Особенностью данного подхода является применение ст. 333 ГК РФ в связи с несопоставимостью мер ответственности.

Защита слабой стороны и злоупотребление правом

Несопоставимость мер ответственности при защите слабой стороны рассматривается и в качестве злоупотребления правом.

Постановлением СЗО от 12.05.2017 по делу № А05-8604/2016 подтверждена законность уменьшения неустойки в связи с нарушением установленным в договоре размером неустойки баланса интересов сторон, при этом ходатайство о снижении размера неустойки на основании ст. 333 ГК РФ отклонено судом, так как несоразмерность взыскиваемой неустойки последствиям нарушения обязательства не установлена.

Суд указал, что, поскольку согласно п. 4 ст. 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании ст. 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по ст. 169 ГК РФ.

Доводы о том, что к отношениям сторон не применяется Закон № 44-ФЗ, договор подряда не является муниципальным или государственным контрактом, признаны несостоятельными.

Установлено, что договор заключен по результатам конкурсных процедур, проведенных на основании ЖК РФ, Закона Архангельской области от 02.07.2013 № 701-41-ОЗ, а также постановлений правительства Архангельской области от 09.09.2014 № 356-пп и от 22.04.2014 № 159-пп.

Из обстоятельств дела следовало, что компания являлась слабой стороной договора, поскольку его проект был составлен фондом, установившим в нарушение положений ст. 124 ГК РФ несопоставимые меры ответственности заказчика и подрядчика. В связи с чем суды снизили размер ответственности подрядчика до размера ответственности, установленного договором для заказчика.

Суд обосновал выводы п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 и п. 4 ст. 1 ГК РФ: никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий.

Надо отметить, что оценка нарушения как злоупотребления правом имеет место в крайних случаях и во внимание принимается общественный (публичный) интерес, при этом формально могут отсутствовать императивные положения закона, запрещающие применять указанные условия.

С учетом отсутствия единообразных подходов у судов при уменьшении неустойки по причине несопоставимости мер ответственности в договорных отношениях, которые прямо не урегулированы Законом № 44-ФЗ, стороне договора, считающей свои права ущемленными, следует не ограничиваться заявлением, основанным на ст. 333 ГК РФ, а подавать также мотивированное письменное заявление о злоупотреблении правом.

1 Карапетов А.Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М., 2005.

2 Волос А.А. Принципы обязательственного права: дисс. к. ю. н. 2015.

Адвокаты Москвы

Арбитражные, Гражданские, Уголовные Дела

Изучение и глубокий анализ всех обстоятельств дела

Разработка перспективной юридической защиты

Пантюшов & Партнеры

Эффективные юридические решения

Уверенная защита Ваших интересов

Адвокатская группа Пантюшов & Партнеры – это коллектив московских адвокатов, имеющих адвокатский стаж от 15 лет и значительный опыт по представлению интересов в судах общей юрисдикции и в арбитражных судах по спорам, вытекающим из гражданских и предпринимательских отношений.

Защита по уголовным и административным делам также является областью нашей специализации и составляет достаточно весомый объем нашей адвокатской практики.

Глубокий анализ мельчайших обстоятельств каждого дела обеспечивает высокий уровень юридической защиты и позволяет найти оптимальное и юридически верное решение возникших разногласий в интересах доверителя. Возбуждение гражданского дела в суде (арбитражном) суде, а также возбуждение уголовного дела требует участие адвоката в качестве представителя (защитника). В процессе реализации своих полномочий адвокат разрабатывает юридическую позицию по делу, консультирует доверителя по различным вопросам, возникающим в рамках соответствующего производства, будь то уголовный (административный) процесс, спор в суде общей юрисдикции или разбирательство в арбитражном суде, а также составляет необходимые процессуальные документы.

Свыше 20 лет юридической практики

Участие адвоката в процессе оказания юридической помощи имеет определенные преимущества, т.к. репутация адвоката является гарантией добросовестности исполнения адвокатом своих обязательств перед Доверителем. Каждый адвокат дорожит своей репутацией, которая складывается в процессе адвокатской деятельности. Наша задача – бороться за права наших Доверителей

Ознакомьтесь так же:  Подоходный налог ветеран боевых действий

Юридические проблемы могут появиться в жизни каждого, тем более в процессе осуществления предпринимательской деятельности организации. Приглашение адвоката гарантирует возможность выяснить правовые последствия совершения действий тех или иных действий.

Высокая квалификация адвокатов группы Пантюшов & Партнёры обеспечена отличным образованием (МГЮА им. Кутафина О.Е., МГУ им. М.В. Ломоносова, Университет МВД РФ). Адвокаты при оказании юридических услуг руководствуются законом и кодексом профессиональной этики адвокатов.

Разумная и гибкая гонорарная политика Полная конфиденциальность отношений в рамках участия адвокатов в процессе реализации своих полномочий. Все сведения, полученные адвокатом при исполнении поручения доверителя, защищены законом и составляют адвокатскую тайну. Это важная гарантия сохранения всех сведений, полученных при оказании квалифицированной юридической помощи

Представление интересов в судах всех юрисдикций и всех инстанций

Состязательность судебного процесса обуславливает важность участия в судебном разбирательстве адвоката. В арбитражных делах, которые рассматриваются в арбитражных судах, представительством участников спора занимаются профессиональные юристы – штатные сотрудники компаний, юристы от юридических фирм и, конечно, адвокаты, специализирующиеся на арбитражных спорах (арбитражные адвокаты).

Арбитражные споры вытекают из предпринимательских отношений, что предопределяет обязательное участие адвоката (юриста) в деле, который составляет правовую позицию, обосновывая ее нормами материального права. Между тем, арбитражный суд вправе дать самостоятельную юридическую квалификацию обстоятельств спора и принять решение, которое будет мотивировано иными нормами законодательства, нежели теми, которые были указаны в исковом заявлении или в отзыве на исковое заявление.

Адвокаты группы Пантюшов & Партнёры надежно защитят ваши интересы в суде

В судах общей юрисдикции, которые рассматривают споры из гражданских правоотношений, также необходимо участие адвоката в деле, т.к. суд не вправе оказывать юридическую помощь участникам процесса, поэтому, приглашение адвоката позволит обеспечить квалифицированную юридическую поддержку в судебной тяжбе.

В исковом заявлении (отзыве на иск) адвокат, давая правовую квалификацию обстоятельствам дела, просит суд удовлетворить или отказать в удовлетворении исковых требований, в арбитражном деле юридическая квалификация является обязательной в силу закона, т.е. сторона спора должна указать нормы права, которые были нарушены другой стороной и на основании которых испрашивается судебная защита.

Когда необходимо обращаться за услугами адвоката

Адвокаты представляют собой отдельное сословие юристов, представляющее собой независимую корпорацию, действующую с целью оказания квалифицированной юридической помощи всем заинтересованным лицам. Адвокат – это независимый советник в области права, оказывающий юридические услуги в форме консультаций, посредством составления документов юридического характера, а также путем представления интересов в суде.

Необходимость обращения к адвокатам с целью получения разъяснений юридических вопросов или в целях приглашения адвоката для представления интересов в суде, арбитражном суде или для защиты по уголовному делу может возникнуть в различных ситуациях, возникающих из гражданских отношений между гражданами, так при спорах в процессе ведения предпринимательской деятельности между организациями.

Если размер неустойки по договору завышен, его можно снизить, доказав, что у сторон были неравные переговорные возможности

Обращаться в суд все-таки стоит (с требованиями об оплате выполненных работ и выплате неустойки за просрочку оплаты). И уже потом, когда ответчик заявит встречный иск о взыскании неустойки за просрочку выполнения работ, подать заявление о снижении размера неустойки по ст. 333 ГК РФ.

Пункт 2 ст. 333 ГК РФ предусматривает возможность уменьшения неустойки для лица, осуществляющего предпринимательскую деятельность, при условии что будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды. Как указал Пленум ВАС РФ в абз. 2 п. 1 постановления от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление № 81), исходя из принципа осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ) неустойка может быть снижена судом на основании ст. 333 ГК РФ только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика, при этом право снижения размера неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств независимо от того, является неустойка законной или договорной.

Иными словами, подрядчику придется доказать явную несоразмерность взыскиваемой суммы неустойки последствиям нарушения, а также то, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению заказчиком необоснованной выгоды. Как указал Президиум ВАС РФ в п. 2 информационного письма от 14.07.97 № 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и др.

Кроме того, правила ст. 10 ГК РФ не исключают квалификацию судом в качестве злоупотребления правом требований о взыскании неустойки в той ее части, которая является очевидно чрезмерной (постановление Президиума ВАС РФ от 01.07.2014 № 4231/14 по делу № А40-41623/2013), а в п. 2 постановления № 81 указано, что при рассмотрении вопроса о необходимости снижения неустойки на основании ст. 333 ГК РФ судам следует исходить из того, что неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного обязательства позволяет ему неправомерно пользоваться чужими денежными средствами. Поскольку никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, условия такого пользования не могут быть более выгодными для должника, чем условия пользования денежными средствами, получаемыми участниками оборота правомерно (например, по кредитным договорам). Иными словами, вопрос о снижении неустойки может быть рассмотрен судом через призму ст. 10 ГК РФ о запрете злоупотребления правом.

В одном деле продавец поставил покупателю товар на сумму чуть больше одного миллиона рублей, а из-за просрочки оплаты (неустойка составляла 5% за каждый день просрочки) покупатель оказался должен выплатить продавцу одну только неустойку в сумме более трех миллионов рублей. И хотя суды первой и апелляционной инстанций не посчитали такую неустойку чрезмерной, кассация разъяснила, как правильно разрешать спор в таких случаях, и отправила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, который снизил неустойку до 65 000 руб. В чем же заключалась позиция кассации?

Рассматривая спор, суд кассационной инстанции обратил внимание на правовую позицию Пленума ВАС РФ, изложенную в п. 9 постановления от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее — постановление о свободе договора). Там указано, что в тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента. А в пункте 8 этого постановления указано, что в случаях, когда будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом.

В приведенном деле размер процентов за каждый день просрочки был несоразмерен последствиям нарушения обязательства, задолженность погашена в полном объеме, сумма неустойки превысила стоимость товара в три раза, а какие-либо неблагоприятные последствия из-за просрочки оплаты не наступили. Кассация посчитала, что нижестоящим судам следовало рассмотреть спор в контексте ст. 10 ГК РФ (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 30.12.2014 № Ф04-12347/2014 по делу № А03-6405/2014), поэтому и отправило дело на новое рассмотрение.

Говорить о злоупотреблении и неравных переговорных возможностях подрядчик может в том числе и в силу того, что размер неустойки за просрочку обеих сторон (со стороны подрядчика 2% в день и со стороны заказчика работ 0,1% в день) так существенно различался. В пункте 10 постановления о свободе договора Пленум ВАС РФ дает судам указание оценивать, являются ли условия договора обременительными и не нарушают ли они существенным образом баланс интересов сторон. Если в целом договор составлен не в пользу подрядчика, он также может просить суд изменить несправедливое условие о размере неустойке на основании п. 3 ст. 428 ГК РФ.

Снижение неустойки: за и против

Судам дано право снижать размер неустойки, которую истец требует взыскать с ответчика за нарушение обязательств. Будь она предусмотрена договором или законом. Условия для снижения прописаны в законе. Но еще больше их родилось в судебной практике.

Активную роль в формировании данных условий сыграли высшие судебные инстанции: КС РФ, ВС РФ и ВАС РФ. В результате на сегодняшний день можно составить полезную и для кредитора, и для должника подборку весомых доводов за и против снижения неустойки, которая представлена вашему вниманию ниже.

Законные основания для уменьшения неустойки

Из них следует, что если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при соблюдении трех условий:

а) заявление должника о таком уменьшении;

б) явная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства;

в) в исключительных случаях, если будет доказано, что взыскание неустойки в предусмотренном договором размере может привести к получению кредитором необоснованной выгоды.

«Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 № 51-ФЗ

Примечание редакции:
Правила о снижении размера неустойки на основании данной статьи применяются также в случаях, когда неустойка определена законом, например, ч. 2 ст. 6 Закона об участии в долевом строительстве, ст. 23, 23.1, п. 5 ст. 28, ст. 30 и 31 Закона о защите прав потребителей, п. 21 ст. 12 Закона об ОСАГО и так далее.

Неустойка должна наказывать должника и возмещать убытки

Данная статья в части, закрепляющей право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, по существу предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

Такой подход, по мнению КС РФ, согласуется с положением ч. 3 ст. 17 Конституции РФ.

Доводы в пользу истца и ответчика по поводу суммы неустойки

Ниже они разбиты на доводы в пользу обеих сторон.

Доводы в пользу кредитора (почему неустойку не следует снижать)

1. Бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика

2. Кредитор, возражая против заявления об уменьшении размера неустойки, не обязан доказывать возникновение у него убытков, но вправе представлять доказательства того, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего при сравнимых обстоятельствах разумно и осмотрительно.

Например, указать на изменение средних показателей по рынку:

— процентных ставок по кредитам;

— рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, валютных курсов и т.д.

3. Следующие доводы ответчика сами по себе не могут служить основанием для снижения неустойки:

— невозможность исполнения обязательства вследствие тяжелого финансового положения;

— наличие задолженности перед другими кредиторами;

— наложение ареста на денежные средства или иное имущество ответчика;

— отсутствие бюджетного финансирования;

— неисполнение обязательств контрагентами;

— добровольное погашение долга полностью или частично;

— выполнение ответчиком социально значимых функций;

— наличие у должника обязанности по уплате процентов за пользование денежными средствами (например, на основании ст. 317.1, 809, 823 ГК РФ)

4. Доказательствами обоснованности размера неустойки могут служить:

— данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым банками предпринимателям либо физлицам, в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства;

— показатели инфляции за соответствующий период.

5. Заявление ответчика о применении указанной статьи может быть сделано исключительно при рассмотрении дела судом первой инстанции или судом апелляционной инстанции, если он перешел к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции.

Доводы в пользу должника (почему ее следует снизить):

1. Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки.

2. При оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства необходимо учитывать, что никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения, а также то, что неправомерное пользование чужими денежными средствами не должно быть более выгодным для должника, чем условия правомерного пользования.

3. Если заявлены требования о взыскании договорной неустойки в виде сочетания штрафа и пени за одно нарушение, а должник просит снизить ее размер на основании ст. 333 ГК РФ, то суд рассматривает вопрос о соразмерности неустойки исходя из общей суммы штрафа и пени.

4. Установив основания для уменьшения размера неустойки, суд снижает сумму неустойки.

Двукратная учетная ставка – как основной ориентир

1) в обычных случаях – до суммы, рассчитанной по двукратной учетной ставке Банка России, существовавшей в период нарушения;

Ознакомьтесь так же:  Соц льготы чернобыльцам

2) в исключительных случаях – до суммы, рассчитанной по однократной учетной ставке. Для обоснования такой величины неустойки и ее соразмерности последствиям нарушения обязательства каждая из сторон вправе представить доказательства того, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями субъектам предпринимательской деятельности в месте нахождения должника в период нарушения обязательства, выше или ниже двукратной учетной ставки Банка России, существовавшей в тот же период;

3) в экстраординарных случаях – до суммы, рассчитанной по ставке ниже однократной учетной ставки. Такое снижение допускается, если убытки кредитора компенсируются за счет того, что размер платы за пользование денежными средствами, предусмотренный условиями обязательства (заем, кредит, коммерческий кредит), значительно превышает обычно взимаемые в подобных обстоятельствах проценты. Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».

Еще три критерия для снижения неустойки

Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть:

  • чрезмерно высокий процент неустойки;
  • значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств;
  • длительность неисполнения обязательств;
  • другие обстоятельства.

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 № 17
«Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ».

Штраф тоже может быть уменьшен

Уменьшение неустойки, финансовой санкции и штрафа допускается тоже только по заявлению ответчика, сделанному в суде первой инстанции (или в суде апелляционной инстанции, перешедшем к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции.

В решении должны указываться мотивы, по которым суд пришел к выводу, что уменьшение их размера является допустимым. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 58 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Снижение неустойки суд обязан мотивировать

Примечание редакции:

Досадно, что ВС РФ не пояснил, насколько подробной должно быть указание мотивов. Дело в том, что порой суды (в особенности этим грешат суды общей юрисдикции), резко снижая неустойку, в качестве правового обоснования своего решения довольствуются фразой о том, что заявленная сумма несоразмерна последствиям нарушенного обязательства. Вместе с тем каков размер последствий и почему затребованная истцом неустойка им несоразмерна, при этом не указывается.

Обстоятельства дела, которые нужно учитывать

1. Исходят из действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате нарушения ответчиком (должником) взятых на себя обязательств, учитывая при этом, что сумма займа не является единственным критерием для определения размера заявленной истцом неустойки.

2. Принимают во внимание конкретные обстоятельства дела, учитывая в том числе:

  • соотношение сумм неустойки и основного долга;
  • длительность неисполнения обязательства;
  • соотношение процентной ставки с размерами ставки рефинансирования;
  • недобросовестность действий кредитора по принятию мер по взысканию задолженности;
  • имущественное положение должника.

3. При оценке степени соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства исходят из того, что ставка рефинансирования, являясь единой учетной ставкой ЦБ РФ, по существу представляет собой наименьший размер имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

Без заявления ответчика неустойка не может быть снижена

Расчет пеней и штрафа не оспаривался и ходатайство о применении ст. 333 ГК РФ ответчик не заявил. В связи с этим суд первой инстанции удовлетворил исковые исковые требования в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции не согласился с размером неустойки и, сославшись на положения ст. 10, 309, 310, 329, 330 ГК РФ, Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» и Постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», изменил решение суда и взыскал с ответчика 327 тыс. рублей неустойки, указав на злоупотребление истцом правом, выразившееся во включении в договор несправедливого условия об ответственности.

Суд округа признал выводы апелляционного суда обоснованными.

ВС РФ отменил два последних судебных акта, оставив в силу только решение суда первой инстанции.

Высшие судьи указали на то, что, поскольку ответчик является коммерческой организацией, исполнение спорного договора связано с осуществлением им предпринимательской деятельности, но о применении положений ст. 333 ГК РФ в суде первой инстанции он не заявил, у суда апелляционной инстанции не имелось оснований для снижения по своей инициативе суммы пеней и штрафа, начисленных в соответствии с условиями договора.

Реализация кредитором основанного на договоре права на взыскание неустойки, размер которой согласован участниками договора, не может быть признана злоупотреблением правом, влекущим применение последствий, предусмотренных ст. 10 ГК РФ. Определение Верховного Суда РФ от 29.05.2018 № 301-ЭС17-21397.

Снижение неустойки в 20 раз должно иметь веские основания

Представитель ответчика с заявленными требованиями не согласился и попросил о снижении неустойки до 10 тыс. рублей. Суд присудил именно эту сумму.

Суд апелляционной инстанции оставил это решение без изменения.

Верховный Суд РФ признал действия судов незаконными, поскольку в их решениях не содержится мотивов, по которым они сочли допустимым уменьшение размера неустойки более чем в 20 раз.

Тем самым были нарушены положения ст. 333 ГК РФ и п. 34 Постановления Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 17, в котором разъяснено, что применение указанной статьи по делам о защите прав потребителей возможно только в исключительных случаях и по заявлению ответчика, с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.

В связи с изложенным ВС РФ отменил решение апелляции и направил дело на новое рассмотрение. Определение Верховного Суда РФ от 12.12.2017 № 18-КГ17-211.

Примечание редакции:
При новом рассмотрении дела суд апелляционной инстанции присудил неустойку в размере 86 тыс. рублей – именно ту сумму, которую истец заявил в апелляционной жалобе (Апелляционное определение Краснодарского краевого суда от 13.02.2018 № 33-5253/2018).

Для взыскания неустойки с застройщиков имеют значение также следующие выводы ВС РФ:

  • основанием для применения ст. 333 ГК РФ по делам о защите прав потребителей не может служить то обстоятельство, что выплата неустойки в полном размере может повлечь неблагоприятные последствия для третьих лиц, не являющихся стороной данных правоотношений («Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за третий квартал 2012 года», утв. Президиумом ВС РФ 26.12.2012);
  • направление застройщиком участнику долевого строительства уведомления о переносе сроков ввода многоквартирного дома в эксплуатацию само по себе не свидетельствует о наличии оснований для применения ст. 333 ГК РФ (Определение ВС РФ от 20.01.2015 № 18-КГ14-184);
  • бремя доказывания надлежащего исполнения своих обязательств по договору о долевом участии в строительстве жилья и передачи квартиры истцу или его уклонения от принятия квартиры, являющейся объектом долевого строительства, лежит на ответчике, нарушившем обязательство (Определение ВС РФ от 14.06.2016 № 18-КГ16-40);
  • освобождение застройщика от ответственности за неисполнение обязательств перед участником долевого строительства на основаниях, предусмотренных законом, допускается судом только в том случае, когда наличие таких оснований доказано застройщиком. Застройщик не подлежит освобождению от ответственности за нарушение сроков передачи объекта долевого строительства, если это связано с устранением отраженных в акте несоответствий объекта долевого строительства установленным требованиям (Определение ВС РФ от 25.07.2017 № 4-КГ17-25);
  • суд установил, что нарушение застройщиком сроков передачи помещения истцу обусловлено наличием выявленных недостатков, не препятствующих использованию помещения по прямому назначению, а также отказом истца от подписания акта приема-передачи объекта, а не задержкой строительства объекта или другими, не зависящими от застройщика обстоятельствами. Следовательно, вина ответчика в нарушении сроков передачи объекта отсутствует, равно как и основания для применения к нему меры гражданско-правовой ответственности в виде неустойки и взыскания упущенной выгоды (Определение Верховного Суда РФ от 29.12.2016 № 307-ЭС16-19702).

Сжатые сроки по договору – не повод для снижения неустойки

Ответчик возразил, что согласно заключению госэкспертизы общая продолжительность строительства объекта составляет 46 месяцев, тогда как контрактом предусмотрено лишь 28 месяцев.

Суд счел этот довод несостоятельным, поскольку ответчик, подписав контракт, согласился с его условиями. Впоследствии от исполнения контракта он не отказался и продолжал выполнение работ, приняв тем самым на себя риски неблагоприятных последствий.

Иные доводы относительно несоразмерности неустойки судьи также отклонили, так как ответчик не представил суду допустимых доказательств, подтверждающих несоразмерность неустойки, предъявленной к взысканию в соответствии с условиями контракта, последствиям нарушения обязательств. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 15.06.2018 № Ф05-4777/2018.

Неустойка в рамках договорного лимита считается соразмерной

Ответчик возразил и попросил снизить эту сумму на основании того, что она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства.

Однако суды обратили внимание на пункт договора о том, что неустойка исчисляется в размере 0,03 процента от цены, но не может составлять более 10 процентов от нее. При этом цена договора – 705 тыс. рублей.

Таким образом, рассчитанная сумма неустойки не превышает максимального лимита ответственности, согласованного сторонами договора. Данное обстоятельство дает основание считать заявленную сумму неустойки справедливой, достаточной и соразмерной мерой ответственности, которая не будет являться средством обогащения истца за счет ответчика.

Соответственно, явной несоразмерности взыскиваемой неустойки последствиям нарушения обязательства не усматривается. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.06.2018 № Ф05-8078/2018.

Долги перед самим должником значения не имеют

Суд первой инстанции присудил 2,8 млн рублей, сославшись на ст. 333 ГК РФ. Суд посчитал, что неустойка подлежит снижению, поскольку ответчик является исполнителем коммунальных услуг, приобретающим данные услуги для населения, а оно в случае просрочки внесения платы пени платит по ставке ниже, чем размер той, по которой неустойку рассчитал истец.

Две последующие инстанции сочли такой подход неправомерным.

Статья 333 допускает уменьшение неустойки только по мотиву ее явной несоразмерности. Доводы же ответчика не свидетельствуют о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушенных обязательств и поэтому не являются основанием для ее снижения.

Получение или неполучение ответчиком в срок оплаты от контрагентов, а также размер взыскиваемой ответчиком неустойки со своих контрагентов не имеют отношения к правоотношениям истца и ответчика. Данные обстоятельства являются коммерческим риском ответчика, наличие которого не может служить основанием для снижения неустойки.

Данный вывод согласуется с п. 73 Постановления Пленума ВС РФ № 7 от 24.03.2016, п. 2, 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 17 от 14.07.1997, п. 42 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ № 6/8 от 01.07.1996. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 25.12.2017 № Ф05-16828/2017.

Чрезмерно высокий процент – основание снизить неустойку

Суд уменьшил сумму в 10 раз и присудил только 286 тыс. рублей.

Основанием послужил чрезмерно высокий процент неустойки, установленный договором, что в соответствии с Постановлением Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 № 81 является основанием для уменьшения начисленной неустойки.

Так, по условиям договора аренды за просрочку внесения арендной платы с арендатора взыскивается штрафная неустойка в размере 5 процентов от просроченной суммы за каждый день просрочки. Однако данный размер явно несоразмерен последствиям нарушения обязательства. Справедливой будет ставка в размере 0,5 процента в день. Таким образом, неустойка подлежит снижению в 10 раз. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.09.2016 № Ф05-13146/2016.

Снижение с 550 до 100 тыс. рублей – типично для СОЮ

Ответчика заявил ходатайство о снижении размера неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ.

Суд с учетом периода неустойки и того факта, что объект недвижимости в настоящее время передан истцу, а также учитывая ходатайство ответчика о применении положений ст. 333, решил, что размер неустойки явно несоразмерен последствиям нарушения ответчиком обязательств и посчитал возможным снизить размер неустойки до 100 тыс. рублей.

Суд отметил, что гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.

Степень соразмерности заявленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, оценка указанному критерию отнесена к компетенции суда первой инстанции и производится им по правилам ст. 67 ГПК РФ, исходя из его внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всех обстоятельств дела. При этом суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба.

Последующие судебные инстанции посчитали, что определенные судом к взысканию неустойка и штраф являются соразмерными и обоснованными, полностью отвечают требованиям действующего законодательства, в связи с чем оснований для изменения решения суда не имеется. Апелляционное определение Московского городского суда от 28.05.2018 № 33-22966/2018.

Примечание редакции:
Такие решения присущи судам общей юрисдикции. Это отличает их от практики арбитражных судов. В то время как последние редко снижают неустойку, делая это действительно только в исключительных случаях, в судах общей юрисдикции преобладает продолжниковый подход, при котором многократное уменьшение неустойки является скорее нормой.