Законопроект в гражданский кодекс

Депутатский законопроект о закреплении в гражданском законодательстве цифровых прав внесен в Госдуму

Законопроектом в том числе:

устанавливается, что в случаях, предусмотренных законом, права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, могут быть удостоверены совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, при условии что информационные технологии и технические средства этой информационной системы обеспечивают лицу, имеющему уникальный доступ к этому цифровому коду или обозначению, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав (указанные цифровой код или обозначение признаются цифровым правом);

закрепляются положения о лицах, которые могут являться обладателями цифровых прав, и о порядке перехода прав на них, об отчуждении цифровых прав;

определяется понятие «цифровые деньги» (ими может признаваться не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей);

предусматривается, что цифровые деньги необязательны к приему при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории России, однако в случаях и на условиях, установленных законом, могут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства;

устанавливается, что при выполнении определенных условий письменная форма сделки считается соблюденной также в случаях выражения лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств (например, путем передачи сигнала, в том числе при заполнении формы в сети «Интернет»), если иное не предусмотрено федеральным законом или соглашением сторон;

предусматриваются особенности договора об оказании услуг по предоставлению информации.

«Криптореформа» Гражданского кодекса: эксперты оценили новые поправки

Павел Крашенинников сообщил, что в Гражданском кодексе предлагается закрепить несколько базовых положений, которые позволят регулировать рынок новых объектов экономических отношений, таки[ как «токены», «криптовалюты» и прочие. Это делается для того, чтобы обеспечить правовые условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде (так называемые «смарт-контракты») и предоставить защиту гражданам и юридическим лицам по таким сделкам.

«Без закрепления базовых понятий в гражданском законодательстве будет невозможно регулировать рынок «цифровых объектов» и принимать специальные законы в сфере «цифровой экономики», развитие которой происходит очень быстрыми темпами», – отметил Крашенинников.

О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации

Авторы: Павел Крашенинников и Вячеслав Володин

Дата внесения: 26 марта 2018 года

Так, законопроект вводит в Гражданский кодекс понятие «цифровое право». Под ним предлагается совокупность электронных данных, которая удостоверяет права на такие объекты гражданских прав, как вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг и исключительные права. Оборот «цифровых прав» осуществляется только посредством внесения записей в информационную систему. «Под определение «цифрового права» будет подпадать существующий на данный момент термин «токен». Изначально он обозначает устройство для идентификации, а сейчас стал использоваться в IT-лексиконе для обозначения шифров, владение которыми дает определенные возможности в сети», – говорится в пояснительной записке.

Чтобы это понятие заработало, понадобится законодательно закрепить такой критерий, как существование этого права в информационной системе, отвечающей признакам децентрализованной информационной системы («распределенный реестр»).

Создание цифровых прав, сфера их использования и особенности оборота будут определяться отдельными законами, разрабатываемыми с участием Центробанка, Минфина и Минэкономразвития.

«В ГК вводятся ряд определений, в том числе «цифровое право» – права на объекты гражданских прав, установленные совокупностью электронных данных в блокчейне, к которому у лица есть уникальный доступ. То есть фактически это – токен в блокчейне, который обеспечивает какие-либо права собственнику пароля. При этом сделки с «цифровыми правами» должны осуществляться в той же форме, что и с обеспечиваемыми правами. То есть, если токен обеспечивает право на недвижимость, ее нужно регистрировать в установленном порядке», – поясняет Игорь Судец, член Экспертного совета Госдумы по цифровой экономике и блокчейн-технологиям.

Цифровые деньги

Законопроект также вводит понятие «цифровые деньги» (в обиходе «криптовалюта») и закрепляет главное правило: законным средством платежа они не являются. «В перспективе цифровые деньги смогут использоваться в качестве платежного средства, но только в случаях и на условиях, которые будут устанавливаться в законодательстве», – подчеркивает Крашенинников.

Для описания того, как будет осуществляться оборот цифровых денег, правила о цифровых правах будут применяться к цифровым деньгам. Это означает, что в информационной системе должны существовать записи об обладателях цифровых денег, и с помощью записи должен фиксироваться момент перехода цифровых денег от одного лица к другому. Однако это станет возможным лишь тогда, когда будет техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав на данный момент, отмечают авторы поправок.

«Цифровые деньги» – это фактически те же токены, созданные «майнерами», только не удостоверяющие никакое право. Сначала может показаться, что в законопроекте написано, что это не деньги. Но в нем достаточно либеральный подход. Да, это не деньги, – такой подход противоречил бы Конституции, –они не обязательны к приему, но могут использоваться как средство платежа в описанных законом случаях. Будем надеяться, что такие случаи будут перечислены в законе».

Игорь Судец, член Экспертного совета Госдумы по цифровой экономике и блокчейн-технологиям

Для облегчения совершения сделок с цифровыми правами законопроект совершенствует правила гражданского законодательства о форме сделок, в том числе договоров.

Так, выражение лицом своей воли с помощью электронных или других аналогичных технических средств будет приравнено к простой письменной форме сделки. Это закладывает основу для заключения того, что в обиходе называют «смарт-контрактом», но также позволит упростить совершение целого ряда односторонних сделок, уверены законотворцы. Игорь Судец подчеркивает, что возможность соблюдения простой письменной формы сделки в блокчейне «дает ряд свобод для его дальнейшего внедрения».

«Это изменение будет отвечать не только вызовам цифровой эпохи, но и чаяниям большого количества участников гражданского оборота», – говорится в пояснительной записке.

Оспаривание сделки

Для целей исполнения сделок с цифровыми правами вводится правило, что факт совершенного компьютерной программой исполнения сделки не оспаривается. Это будет действовать во всех случаях, за исключением вмешательства в действие программы.

Так, после идентификации пользователей в системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть. Лицо, покупающее то или иное цифровое право, получит его автоматически при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств.

«К примеру, некое лицо является обладателем цифрового права на бокс с алмазами, имеющий индивидуализирующий его номер и хранящийся у профессионального хранителя. В информационной системе сделка с таким объектом будет исполнена «автоматически» – у продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги, и оспорить эти списания по общему правилу будет нельзя», – пояснил Крашенинников.

Легализация Big Data

Законопроект также решает вопрос о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (в обиходе «big data»). Для этого в ГК вводится конструкция договора об оказании услуг по предоставлению информации и расширяется понятие базы данных – «совокупность данных и сведений». При этом закрепляется, что согласно интересам сторон сделки договором может предусматриваться обязанность не совершать действия, в результате которых передаваемая информация может быть раскрыта третьим лицам.

Принятие законопроекта позволит закрепить базовые нормы для регулирования оборота цифровых прав и цифровых денег, для совершения и исполнения сделок с ними, а также позволит решить целый ряд других задач. Так, будет обеспечена судебная защита прав граждан и юридических лиц, возникающих в отношениях цифровой экономики. Кроме того, будут устранены существующие сегодня риски для использования цифровых объектов в целях вывода активов в нерегулируемую цифровую среду для легализации доходов, полученных преступным путем, или для увода из-под обращения взыскания при банкротстве, либо для финансирования терроризма, уверены авторы инициативы.

Несомненно, закрепляя базовые понятия в сфере цифровой экономики, законопроект закладывает правовую основу для нового этапа развития нашего государства.

Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству

Володин и Крашенинников подчеркивают – предлагаемые ими поправки в случае принятия не будут иметь обратной силы.

«Законопроект не решает всех поставленных Президентом в перечне поручений задач, однако он создает базовые условия для дальнейшего регулирования отрасли», – отмечает Судец. Он ожидает, что проект Федерального закона «О цифровых финансовых активах», внесенный депутатом Анатолием Аксаковым на прошлой неделе, будет доработан ко второму чтению с учетом инициативы Крашенинникова и Володина.

Ознакомьтесь так же:  Залог прав требований по договору лизинга

«Законопроект наводит лексический порядок в фундаментальной статье 128 ГК, консолидируя бездокументарные ценные бумаги, безналичные деньги и цифровые права в единую категорию имущественных прав», – отмечает Михаил Успенский из Taxology. Он похвалил авторов инициативы, которые устранили главную, на его взгляд, проблему: некорректное понимание сущности токена в законопроекте Аксакова. «Токен должен удостоверять право на уже существующие объекты гражданского оборота. Однако авторы не спешат, поэтому предлагают устанавливать такие случаи непосредственно в законе», – пояснил эксперт.

Абсолютно правильным и корректным представляется подход к определению понятия «блокчейн». Требования к децентрализованной информационной системе («распределенный реестр») должны определяться в отдельном акте, а не в Гражданском кодексе. Возможно, даже не требуется их закрепление в федеральном законе, достаточно будет соответствующего приказа Минсвязи.

Михаил Успенский, партнер Taxology

Успенский также выразил надежду, что разработчикам двух противопоставленных друг другу законопроектах удастся найти «компромиссное решение», несмотря на то, что подход к некоторым вопросам в них существенно различается, оба они содержат уникальные положения. Так, законопроект «О цифровых финансовых активах» содержит способ борьбы с ICO-мошенниками, а инициатива Крашенинникова и Володина «с юридической точки зрения прописана более умело и в большей степени соответствует традициям отечественной цивилистики».

Ознакомиться с текстом законопроекта № 424632-7 «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» можно здесь.

О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации

Внести в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, № 32, ст. 3301; 2013, №27, ст.3434) следующие изменения:

1) в статье 128 слова «вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права» заменить словами «вещи (включая наличные деньги и документарные ценные бумаги), иное имущество, в том числе имущественные права (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права)»;

2) дополнить статьями 141 1 и 141 2 следующего содержания:

«Статья 141 1 . Цифровые права

1. В случаях, предусмотренных законом, права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, могут быть удостоверены совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, при условии, что информационные технологии и технические средства этой информационной системы обеспечивают лицу, имеющему уникальный доступ к этому цифровому коду или обозначению, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав. Указанные цифровой код или обозначение признаются цифровым правом.

2. Обладателем цифрового права признается лицо, имеющее уникальный доступ к названному в пункте 1 настоящей статьи цифровому коду или обозначению, позволяющий совершать действия по распоряжению цифровым правом. В случаях, предусмотренных законом, обладателем цифрового права может являться иное лицо, указанное в этом качестве в учетных записях лица, имеющего такой уникальный доступ.

Переход прав на указанные в пункте 1 настоящей статьи объекты гражданских прав осуществляется исключительно посредством внесения в информационную систему сведений о передаче цифрового права приобретателю.

Если иное не предусмотрено законом, обременение или ограничение распоряжения объектами гражданских прав, права на которые удостоверяют цифровые права, возникают исключительно при внесении сведений об обременении или ограничении распоряжения такими цифровыми правами в информационную систему. Предполагается, что приобретатель цифрового права знает о таком обременении или ограничении.

3. Цифровое право может отчуждаться или переходить от одного лица к другому на тех же условиях (статья 129 ГК РФ), что и объекты гражданских прав, права на которые которых они удостоверяют, с особенностями, которые устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

4. Если цифровое право удостоверяет право (требование), то такое право (требование) переходит в порядке, предусмотренном настоящей статьей, кроме случаев, когда уступка права (требования) должна быть совершена в нотариальной форме либо в силу закона требует согласия должника. При этом должник не вправе отказаться от исполнения обязательства со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность и не вправе выдвигать против удостоверенного цифровым правом требования кредитора такие возражения, которые отсутствуют в описании объекта

5. Если сделка с цифровым правом отвечает требованиям, установленным настоящим Кодексом и другими законами, требования граждан и организаций, вытекающие из такой сделки, подлежат судебной защите.

Статья 141 2 . Цифровые деньги

1. Цифровыми деньгами может признаваться не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей.

2. Цифровые деньги не обязательны к приему при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории Российской Федерации, однако в случаях и на условиях, установленных законом, могут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства.

3. В случаях, когда в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи цифровые деньги могут использоваться в качестве платежного средства, к их обороту применяются правила о цифровых правах (статья 141 1 настоящего Кодекса)..

пункт 1 дополнить абзацем четвертым следующего содержания:

«Если иное не предусмотрено законом или соглашением сторон, письменная форма считается соблюденной также в случаях выражения лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств (например, путем передачи сигнала, в том числе при заполнении формы в сети «Интернет»), если по условиям принятия такого волеизъявления совершения указанных действий достаточно для выражения воли или если из сложившегося в соответствующей сфере деятельности обычая следует, что совершение указанных действий признается соблюдением письменной формы сделки.»;

пункт 2 после слов «электронной подписи» дополнить словами «или иного идентифицирующего личность способа (шифра и т.п.)»;

3) статью 309 дополнить абзацем вторым следующего содержания:

«Условиями сделки может быть предусмотрено исполнение возникающих из нее обязательств при наступлении определенных обстоятельств без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного волеизъявления его сторон путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки (автоматизированное исполнение обязательства). Оспаривание состоявшегося исполнения таких обязательств допускается исключительно в случаях, когда доказано вмешательство сторон сделки или третьих лиц в процесс исполнения.»;

пункт 2 после слов ««специальных правах заимствования»« дополнить словами «, цифровых деньгах»;

пункт 3 после слов «в иностранной валюте» дополнить словами «либо цифровых денег»;

6) абзац первый пункта 2 статьи 432 дополнить словами «Письменная форма договора считается соблюденной также в случаях иного выражения воли сторон договора с помощью электронных либо иных аналогичных технических средств (абзац четвертый пункта 1 статьи 160 настоящего Кодекса).».

Внести в часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, № 5, ст. 410) следующие изменения:

1) пункт 4 статьи 454 после слов «имущественных прав» дополнить словами «, в том числе цифровых прав»;

2) статью 493 после слов «или иного документа» дополнить словами «, в том числе электронного»;

3) пункт 2 статьи 494 после слов «их продажи» дополнить словами «или в сети «Интернет»;

4) дополнить статьей 783 1 следующего содержания:

«Статья 783 1 . Особенности договора об оказании услуг по предоставлению информации

Договором, в силу которого исполнитель обязуется совершить действия по предоставлению определенной информации заказчику (договор об оказании услуг по предоставлению информации), может быть предусмотрена обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам.».

Внести в часть четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, № 52, ст. 5496; 2014, №11, ст.1100) изменение, заменив в абзаце втором пункта 2 статьи 1260 слова «самостоятельных материалов (статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов), систематизированных таким образом, чтобы эти материалы» словами «самостоятельных данных или сведений, в том числе сведений о событиях и иных фактах, статей, расчетов, нормативных актов, судебных решений и иных подобных материалов, систематизированных таким образом, чтобы эти данные или сведения».

1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу с 1 мая 2018 года.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации в редакции настоящего Федерального закона применяется к правоотношениям, возникшим после введения его в действие.

По правоотношениям, возникшим до введения в действие настоящего Федерального закона, Гражданский кодекс Российской Федерации в редакции настоящего Федерального закона применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения его в действие.

В Гражданском кодексе появятся цифровые права, цифровые деньги и регулирование смарт-контрактов

В марте в Госдуму внесли законопроект о регулировании криптовалюты (№ 419059-7 «О цифровых финансовых активах»). Однако базовые положения в нем не определили. В связи с этим появился еще один законопроект с поправками уже в Гражданский кодекс (№ 424632-7). В нем хотят закрепить новый объект гражданских прав — цифровые права, а также включить нормы о том, что заключение смарт-контрактов приравнивается к письменной форме сделки.

Депутаты Госдумы В.В. Володин и П.В. Крашенинников внесли 26 марта 2018 г. на рассмотрение Госдумы законопроект о внесении в Гражданский кодекс РФ поправок о цифровых правах, цифровых деньгах и смарт-контрактах (проект № 424632-7 «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Ознакомьтесь так же:  Постановление центробанка осаго

Напомним, что недавно Минфин России и Банк России подготовили свои версии регулирования криптовалюты и смарт-контрактов (подробнее читайте в материале «Криптовалюту, майнинг и смарт-контракты легализуют. Как это отразится на юридической работе?», «ЭЖ-Юрист», № 06, 2018). А 20 марта 2018 г. текст законопроекта был внесен в Госдуму (№ 419059-7 «О цифровых финансовых активах»). Однако уже сейчас ясно, что этот закон (если он будет принят) не сможет работать без изменения ряда положений Гражданского кодекса. В частности, без закрепления общего регулирования о том, чем являются криптовалюта и смарт-контракты. В пояснительной записке к законопроекту сказано, что без этих общих норм невозможно даже ограничить оборот объекта указанием на круг лиц, которые вправе его иметь, если такой объект не определен в Гражданском кодексе, если не определено место данной сущности в ряду объектов гражданских прав, если нет возможности понять, включается ли такой объект в конкурсную массу при банкротстве или в наследственную массу. Кстати, в последнем случае речь идет о конкретном судебном деле, в котором суд отказался включить криптовалюту в конкурсную массу банкрота. Свое решение он мотивировал тем, что в законодательстве не установлено, что понимается под содержимым криптокошелька (см. Определение Арбитражного суда г. Москвы от 05.03.2018 по делу № А40-124668/17-71-160Ф).

Новый вид объектов гражданских прав — цифровые права

В Гражданский кодекс предлагают ввести новый вид объектов гражданских прав — цифровые права. По сути, речь идет о токене, который изначально обозначал устройство для идентификации, а затем стал использоваться в ИТ-лексиконе для обозначения шифров. Но разработчики решили не использовать этот термин, а взять общее понятие — цифровое право. Под ним понимается совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), которая удостоверяет права на вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг, исключительные права. Запись о правах на такие объекты гражданских прав должна быть в информационной системе, которая соответствует установленным законом признакам децентрализованной информационной системы («распределенный реестр»).

Обладателем цифрового права признается лицо, имеющее уникальный доступ к цифровому коду или обозначению, позволяющему совершать действия по распоряжению цифровым правом.

В случаях, предусмотренных законом, обладателем цифрового права может являться иное лицо, указанное в этом качестве в учетных записях лица, имеющего такой уникальный доступ.

Цифровые деньги

В законопроекте закреплено, что цифровыми деньгами может признаваться не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей. Цифровые деньги не обязательны к приему при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на всей территории РФ, однако в случаях и на условиях, установленных законом, могут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства.

Из этого следует, что по общему правилу цифровые деньги не являются законным средством платежа. Но в случаях и на условиях, установленных законом (то есть в перспективе), физические и юридические лица смогут использовать цифровые деньги в качестве платежного средства в контролируемых объемах и в дополнительно урегулированном порядке.

В случаях когда цифровые деньги могут использоваться в качестве платежного средства, к их обороту применяются правила о цифровых правах. Это означает, что в информационной системе должны существовать записи об обладателях цифровых денег и что такие деньги переходят от одного лица к другому только с помощью записи. Это позволит также включить цифровые деньги в конкурсную массу должника и в наследственную массу. Но даже при прямом указании в законе это будет возможно лишь тогда, когда есть техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав на данный объект. Наряду с иностранной валютой цифровые деньги можно будет использовать при формулировании валютных оговорок в соглашениях.

Изменения внесут и в положения Гражданского кодекса о форме сделок. К простой письменной форме сделки будет приравнено выражение лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств (например, путем передачи сигнала, в том числе при заполнении формы в интернете). Сюда относится заключение смарт-контрактов. Условием соблюдения письменной формы в таких случаях будут служить обстоятельства, при которых воля выражается с помощью технических средств:

если по условиям принятия волеизъявления совершения определенных действий достаточно для выражения воли. Например, когда на странице в интернете, в информационной системе, в том числе в приложении, установленном в смартфоне, описаны условия для нажатия клавиши ОК и из этих условий вытекает, что такого нажатия достаточно для полноценного волеизъявления;

если из сложившегося в соответствующей сфере деятельности обычая следует, что таких действий достаточно.

Оспаривание факта совершения смарт-контракта

В статью 309 ГК РФ предлагается ввести правило о том, что факт совершенного компьютерной программой исполнения сделки не оспаривается. Исключение — когда доказано вмешательство сторон сделки или третьих лиц в процесс исполнения, то есть только случаи вмешательства в действие программы. Суть заключается в следующем: после идентификации пользователей в системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, а лицо, покупающее виртуальный объект (цифровое право), получит этот объект автоматически при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств. Например, некое лицо является обладателем цифрового права на бокс с алмазами, имеющий индивидуализирующий его номер и хранящийся у профессионального хранителя. В информационной системе сделка с таким объектом будет исполнена автоматически, без дополнительных распоряжений или иных волеизъявлений сторон сделки — у продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги, и оспорить эти списания по общему правилу будет нельзя.

Разработчики считают, что никаких других норм для смарт-контрактов в Гражданском кодексе не требуется. Другие положения могут быть включены в специальные законы (например «О цифровых финансовых активах»).

Регулирование базы данных

В законопроекте предлагается включить конструкцию договора об оказании услуг по предоставлению информации и расширить понятие базы данных. В пояснительной записке к проекту сказано, что новые нормы о договоре об оказании услуг по предоставлению информации необходимы, что закрепить негативное обязательство — обязательство не раскрывать информацию третьим лицам.

Договором, в силу которого исполнитель обязуется совершить действия по предоставлению определенной информации заказчику (договор об оказании услуг по предоставлению информации), может быть предусмотрена обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам.

Статья 783.1 ГК РФ в редакции проекта

Разработчики считают, что Гражданский кодекс нужно поправить и в части определения базы данных. Сейчас родовым понятием, через которое база данных определена в ст. 1260 Гражданского кодекса, является «совокупность материалов». Это понятие толкуется чрезмерно ограничительно. Поэтому в проекте предлагается заменить его на более общее понятие — «совокупность данных или сведений». Это позволит считать базой данных свод любого массива информации, что в конечном итоге позволяет использовать предусмотренные частью 4 Гражданского кодекса договоры в отношениях по поводу таких объектов.

Вступление в силу

Сейчас в законопроекте сказано, что он вступит в силу с 1 мая 2018 г. Вряд ли за один месяц проект успеет пройти все инстанции, поэтому, скорее всего, дату вступления в силу перенесут. Если поправки в Гражданский кодекс примут, то они будут применяться только к правоотношениям, возникшим после введения его в действие.

Цифровые активы входят в Гражданский кодекс // В Госдуму внесен законопроект о новых объектах прав

В Гражданский кодекс (ГК) предлагается включить правила о цифровых правах и деньгах. Кроме того, в нем могут появиться правила об исполнении смарт-контрактов и о сделках с big data. Законопроект о поправках в ГК внесли сегодня в Госдуму ее Председатель Вячеслав Володин и глава Комитета по законодательству и госстроительству Павел Крашенинников (скачать законопроект можно по этой сылке, карточка законопроекта здесь).

Новый вид объектов гражданских прав — цифровые права — разработчики проекта определяют как цифровой код или обозначение, удостоверяющие права на «традиционный» объект гражданских прав — вещь, право из обязательства и т.п. Иными словами, эти объекты работают как ценные бумаги. Отличие же заключается в том, что сведения о цифровых правах хранятся в децентрализованной информационной системе, признаки которой установлены в законе. Цифровые права могут использоваться, лишь когда это допускает закон. Сам законопроект не указывает, какие это должны быть случаи. Очевидно, что до появления специального закона цифровые права не смогут использоваться в экономике.

В случае принятия предлагаемых поправок в ГК потребует изменения законопроект Минфина «О цифровых финансовых активах», внесенный в Госдуму на прошлой неделе, считает член президентского Совета по кодификации гражданского законодательства Лидия Михеева. Потребуется «убрать из него нормы гражданского права, исключить негодную для федеральных законов обиходную IT-терминологию». В качестве примеров цифровых прав она называет «токен, фактически дающий возможность участия в капитале компании». «Проблема в том, что такое ICO в России пока находится вне правового поля. Покупателям таких объектов нужна судебная защита, именно ее и дает законопроект», — заключает Лидия Михеева.

Ознакомьтесь так же:  Статья 328 часть 1 ук рф

Другой вид актива, который предлагается закрепить в ГК, — цифровые деньги. Это «не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей» (п. 1 ст. 141.2 проекта). Такие деньги могут использоваться в качестве платежного средства, опять же только в случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, документ создает общие предпосылки для регулирования цифровых активов, однако прямо не позволяет пользоваться ими. Чтобы это произошло, надо дождаться появления законов, которые установят требования к децентрализованным системам и случаи, когда цифровые права и цифровые деньги могут быть использованы. «Задачей законопроекта не является описание тех условий, при которых оборот так называемых цифровых объектов в принципе возможен», — сказано в пояснительной записке (см. здесь). Однако без предлагаемых норм, отмечают разработчики, «отсутствует возможность даже ограничить оборот соответствующего “объекта” указанием на круг лиц, которые вправе его иметь, если такой “объект” не определен в [ГК], если не определено место данной сущности в ряду объектов гражданских прав, если нет возможности понять, включается ли такой “объект” в конкурсную массу при банкротстве или в наследственную массу».

Главный принцип работы цифровых активов — передача прав на них осуществляется через изменение записи об обладателе в самом цифровом реестре. При этом авторы законопроекта признают, что даже закрепление такого правила в ГК не избавит от технических сложностей. На практике переход активов станет возможным тогда, «когда есть техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав».

Еще одно новшество — введение правил об исполнении по так называемым смарт-контрактам. В пояснительной записке они называются сделками с цифровыми правами. Исполнение таких договоров производит сама программа. В ГК при этом предлагается установить запрет на оспаривание факта исполнения сделки, за исключением случаев вмешательства в действие программы (ст. 309 проекта). Это правило, по мнению Лидии Михеевой, не представляет опасности. Заключая контракт, его стороны, по существу, включают в него «волеизъявление на исполнение».

Поправки, касающиеся возможности использовать big data, также довольно кратки. Основная из них — в ГК может появиться ст. 783.1 об оказании услуг по предоставлению информации. Проект позволяет включить в такой договор условие о неразглашении информации третьим лицам в течение определенного срока.

Изменение Гражданского кодекса РФ с 4 августа 2018 года

Редакцию Гражданского кодекса РФ с 4 августа 2018 года изменили сразу два новых закона, вступивших в силу в день официального опубликования:

  1. Федеральный закон от 03.08.2018 № 292-ФЗ «О внесении изменения в статью 1202 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»;
  2. Федеральный закон от 03.08.2018 № 339-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и статью 22 Федерального закона «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»».

Законодатели добавили в текст ГК РФ упоминание о Федеральном законе «О международных компаниях», а также уточнили понятие «самовольная постройка», ограничили правила принятия решений об их сносе, а также защитили права добросовестных собственников строений, которые могли не знать о существовании ограничений на строительство на принадлежащем им земельном участке.

Личный закон юридического лица

Изменилась редакция статьи 1202 части третьей Гражданского кодекса РФ, которая определяет понятие «личный закон юридического лица». Законодатели добавили в ее пункт 1 слова: «и Федеральным законом «О международных компаниях»». Таким образом, теперь личным законом юридического лица считается право страны, где учреждено юридическое лицо, если иное не предусмотрено Федеральным законом «О внесении изменений в Федеральный закон «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» и статью 1202 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»» и Федеральным законом «О международных компаниях». Это понятие служит для того, чтобы, в частности, определять:

  • статус организации в качестве юридического лица;
  • организационно-правовую форму юридического лица;
  • требования к наименованию юридического лица;
  • вопросы создания, реорганизации и ликвидации юридического лица, в том числе вопросы правопреемства;
  • содержание правоспособности юридического лица;
  • порядок приобретения юридическим лицом гражданских прав и принятия на себя гражданских обязанностей;
  • внутренние отношения, в том числе отношения юридического лица с его участниками;
  • способность юридического лица отвечать по своим обязательствам;
  • вопросы ответственности учредителей (участников) юридического лица по его обязательствам.

Понятие «самовольная постройка»

В соответствии с новой редакцией статьи 222 ГК РФ самовольной постройкой теперь признается:

Здание, сооружение или другое строение, возведенные или созданные на земельном участке, не предоставленном в установленном порядке, или на земельном участке, разрешенное использование которого не допускает строительства на нем данного объекта, либо возведенные или созданные без получения на это необходимых в силу закона согласований, разрешений или с нарушением градостроительных и строительных норм и правил, если разрешенное использование земельного участка, требование о получении соответствующих согласований, разрешений и (или) указанные градостроительные и строительные нормы и правила установлены на дату начала возведения или создания самовольной постройки и являются действующими на дату выявления самовольной постройки.

Не является самовольной постройкой здание, сооружение или другое строение, возведенные или созданные с нарушением установленных в соответствии с законом ограничений использования земельного участка, если собственник данного объекта не знал и не мог знать о действии указанных ограничений в отношении принадлежащего ему земельного участка.

Пунктом 2 этой же статьи 222 ГК РФ предусмотрено, что использование самовольной постройки не допускается. Она подлежит сносу или приведению в соответствие с параметрами, установленными:

  • правилами землепользования и застройки;
  • документацией по планировке территории;
  • обязательными требованиями к параметрам постройки, предусмотренными законом.

Это должен выполнить собственник самостроя за свой счет, либо лицо, в собственности (пожизненном наследуемом владении, постоянном (бессрочном) пользовании) которого находится земельный участок, на котором расположена самовольная постройка. Если снос самовольной постройки или ее приведение в соответствие с установленными требованиями осуществляется в соответствии с законом органом местного самоуправления, то это происходит, в том числе, и за его счет.

Правила сноса самовольных построек

По нормам нового пункта 3.1 статьи 222 ГК РФ, решение о сносе самовольной постройки или ее приведении в соответствие с установленными требованиями может принять:

  • суд;
  • орган местного самоуправления поселения, городского округа (муниципального района при условии нахождения самовольной постройки на межселенной территории) исключительно в случаях, предусмотренных пунктом 4 статьи 222 ГК РФ.

Такими случаями, в частности, признаются следующие.

  • Возведение самостроя на земельном участке, вид разрешенного использования которого не допускает строительства на нем такого объекта, и постройка расположена в границах зоны с особыми условиями использования территории при условии, что режим указанной зоны не допускает строительства такого объекта, при условии, что в отношении самовольной постройки нет разрешения на строительство.
  • Границы особой зоны и (или) необходимость наличия разрешения на строительство установлены в соответствии с законодательством на дату начала строительства самовольной постройки.

При этом срок для сноса самовольной постройки устанавливается с учетом характера самовольной постройки, но не может составлять менее чем 3 месяца и более чем 12 месяцев. Также теперь предусмотрен срок для приведения самовольной постройки в соответствие с установленными требованиями. Он также устанавливается с учетом характера самостроя, но не может составлять менее чем 6 месяцев и более чем 3 года.

Органы местного самоуправления не могут принимать решение о сносе самовольной постройки в следующих случаях:

  • в отношении объекта недвижимого имущества, право собственности на который зарегистрировано в Едином государственном реестре недвижимости или признано судом;
  • по постройкам, в отношении которых ранее судом принято решение об отказе в удовлетворении исковых требований о сносе;
  • в отношении многоквартирного дома, жилого дома или садового дома.

Исключение составляют ситуации, когда сохранение таких построек создает угрозу жизни и здоровью граждан.

По нормам новой редакции статьи 263 ГК РФ , последствия самовольной постройки, возведенной или созданной на земельном участке его собственником или другими лицами, определены в статье 222 ГК РФ.

Изъятие земельных участков

Новая редакция статьи 285 ГК РФ предусматривает, что изъятие земельного участка, используемого с нарушением законодательства РФ, происходит в том числе, если такой земельный участок используется собственником или арендатором с нарушением требований законодательства Российской Федерации, в частности:

  • не по целевому назначению;
  • использование земельного участка приводит к существенному снижению плодородия земель сельскохозяйственного назначения либо причинению вреда окружающей среде;
  • на земельном участке возведена или создана самовольная постройка и ее собственниками не выполнены предусмотренные законом обязанности по ее сносу или приведению в соответствие с установленными требованиями.

То есть если владелец самостоя отказался его сносить, у него теперь могут изъять земельный участок на законных основаниях.